Жанры
Наука, Образование
Стр. 1 из 79



 От Советского Информбюро. 27 ноября 1942.


...

       В ПОСЛЕДНИЙ ЧАС

       НОВЫЙ УДАР ПО ПРОТИВНИКУ

       НАЧАЛОСЬ НАСТУПЛЕНИЕ НАШИХ ВОЙСК НА ЦЕНТРАЛЬНОМ ФРОНТЕ

       На днях наши войска перешли в наступление в районе восточнее г. ВЕЛИКИЕ ЛУКИ и в районе западнее г. РЖЕВ. Преодолевая упорное сопротивление противника, наши войска прорвали сильно укреплённую оборонительную полосу противника. В районе г. ВЕЛИКИЕ ЛУКИ фронт немцев прорван протяжением 30 км. В районе западнее г. РЖЕВ фронт противника прорван в трёх местах: в одном месте протяжением 20 км., на другом участке протяжением 17 км. и на третьем участке протяжением до 10 км. На всех указанных направлениях наши войска продвинулись в глубину от 12 до 30 км. Нашими войсками перерваны железные дороги ВЕЛИКИЕ ЛУКИ -- НЕВЕЛЬ, ВЕЛИКИЕ ЛУКИ -- НОВОСОКОЛЬНИКИ, а также железная дорога РЖЕВ--ВЯЗЬМА.



Контр-адмирал Лазарев Михаил Петрович. Северодвинск.

       Снится мне город, которого нет. Не помню я такого - в нашем мире.

       Синее небо, серые волны - и я отчего-то знаю, что это Север. Город большой, спускается к морю. Дома высокие, как башни - и в то же время простор вокруг. Много воздуха и света, зелень бульваров. Набережная длинная, до горизонта, и широкая, как проспект - открытая всем ветрам.

       Солнце, лето. Много людей - веселых, красивых, нарядных. И я - одновременно и там, и смотрю со стороны. Седой уже - но не сгорбившись, без палочки, иду легко. На мне парадный мундир с кортиком и золотыми погонами. Рядом со мной женщина, красивая, в светлом шелковом платье - похожа на Ирочку, или Аню. И молодой капитан-лейтенант, похожий на меня молодого - сын? И юноша лет семнадцати, в курсантской форме, а рядом с ним стройная девушка, русоволосая и синеглазая, в летящем по ветру платье - второй мой сын, и дочь.

       Ветер, запах моря, крики чаек. Мы разговариваем о чем-то, смеемся - но я не слышу. И идем по набережной - вдаль.

       Там - стоит наш "Воронеж". Бухту забетонировали, превратив в сухой док, завели корабль, откачали воду, и намертво заделали вход. Атомарина - на вечной стоянке, как памятник и музей. На гранитной стелле выбит рисунок, военно-морской флаг и цифры, 1941-1944. Война здесь закончилась раньше. День Победы - тоже девятое, но не май а июль. Каждый год, в белые ночи, сюда приносят цветы - в память моряков-североморцев, и павших, и живых, кто честно выполнил свой долг.

       На рубке "Воронежа" красная звезда, вижу ясно. И трехзначная цифра побед.

       -Михаил Петрович! Командир!

       Здесь все наши - постаревшие, седые.. Сан Саныч, Петрович, Григорьич, Серега Сирый, Бурый, ТриЭс, Мамаев, Самусин, Князь, Логачев, Большаков, Гаврилов, Смоленцев - все-все. Каждый год, девятого июля, мы собираемся здесь, возле нашего бывшего корабля. Вспомним былое, узнаем у кого как дела, и не нужна ли помощь. И чтобы дети, и внуки наши не забыли, чем было уплачено за Победу.

       -Михаил Петрович! Товарищ контр-адмирал!

       Стук в дверь каюты. Тьфу ты! Проснулся..

       Сегодня двадцать седьмое ноября сорок второго года. Идет война, немцы под Сталинградом. Правда, в этой истории все идет для нас гораздо лучше - Заполярье освобождено, блокада Ленинграда прорвана, и весь флот у Адольфа считай, на дне, нашими стараниями. Так и в самом деле, на год раньше войну завершим!

       Дело ведь не только в наших торпедах! Это правильно сказал товарищ Сталин - кадры решают все. Любое оружие, любая техника - страшны для врага, когда им хорошо владеют. Боевой устав Советской Армии сорок четвертого года, внедряемый уже сейчас - сразу, конечно все не научатся, но ведь сколько времени ушло в нашей истории, чтобы данные для него собрать, обработать? А ведь в итоге будет - читал в мемуарах, "задачу, которая дивизиям и корпусам РККА сорок первого года стоила огромного труда и крови - те же соединения сорок пятого решали походя, не сильно отвлекаясь от основной поставленной цели". Что может сделать с вермахтом, Советская Армия конца войны - с тактикой, организацией, вооружением сорок пятого? И с людьми - если заранее знать, кто из маршалов и генералов блеснет талантом, а кто напротив..

       Адмирала Октябрьского сняли с командования Черноморским флотом - за то, что он провалит Новороссийский десант в феврале сорок третьего, превратив замысел разгрома немцев на Тамани в полугодовой героизм Малой Земли. А Лаврентий Палыч Берия сейчас - снова на Закавказском фронте.

       -Михаил Петрович!

       Последняя ночь на "Воронеже". Завтра встанем наконец в док - и временно переселимся на береговые квартиры.



Э.Раус, "Ледяной ад Восточного фронта

(воспоминания командира 6 танковой)" (альт-ист).

       Из проклятой русской зимы - снова в проклятую русскую зиму!

       Тогда, под Москвой, был ужас. Мы едва унесли ноги, теряя людей. Помню толпы солдат, бредущих по колено в снегу, замотанные в тряпье, без оружия - мимо трупов своих товарищей, до которых никому не было дела. Казалось, повторяется кошмар разгрома Наполеона - и весь фронт сейчас рухнет, и неудержимо покатится назад. Под городом Клин мы потеряли последние танки и воевали, как пехота - необученные, несли еще большие потери. Водители и наводчики, прошедшие с победой Францию - навеки оставались в этих проклятых снегах!

       Танков было не жаль. Тогда мы воевали на чешских Lt-35 - единственная дивизия в вермахте, оснащенная этими машинами. У чешских жестянок в русские морозы замерзало управление, не заводился мотор, гусеницы вязли в грязи - при осеннем марше по тому, что русские называют дорогами! А пушка оказалась откровенно слабой против этих КВ и Т-34. Того комплекта техники, что мы взяли в Чехословакии, хватило, чтобы пройти Польшу и Францию, с минимумом потерь. В России дивизия растаяла за полгода.

       Ефрейтор, вообразивший себя полководцем, снова не послушал военных профессионалов! Едва удалось избежать катастрофы! То, что осталось от нашей дивизии, было выведено во Францию, на пополнение и отдых. Французы похожи на трясущихся жирных кроликов - прекрасный и цивилизованный европейский народ, от которого победителям не следует ждать неприятностей, с ними можно иметь дело. Слышал, что там есть какие-то "макизары", стреляющие из-за угла - но за все время я лично видел только один такой случай - и то, пойманные бандиты оказались бежавшими русскими пленными.

       Эти русские - европейцу никогда их не понять! Франция после Дюнкерка была в таком же положении, что и Россия осенью сорок первого. Французы поспешили сдаться, не навлекая на себя дальнейшие ужасы войны. Русские же как скифы - продолжают драться с дьявольским упорством. И мы несем потери - а ведь, в наших глазах, жизнь одного культурного арийца тогда была ценнее жизни тысячи славян!

Загрузка...