Жанры
Наука, Образование

Цивилизация напоказ

Ясутака Цуцуи

Рейтинг:


Оставить комментарий

Стр. 2 из 4

- Да!

— Так бы сразу и сказали.

Я разозлился, но промолчал.

— У вас есть при себе какой-нибудь документ, подтверждающий размер ваших доходов?

— Такого документа при мне нет. А разве он необходим?

— Совершенно необходим. Мы не разрешаем абонироваться на бьютифон лицам, доходы которых ниже установленной нами суммы. Каков в среднем ваш доход?

— Доходы у меня не то чтобы очень большие, но и не маленькие…

— Точнее — большие или маленькие?

— Да не беспокойтесь, пожалуйста, у меня хватит денег, чтобы заплатить за бьютифон!

— Еще бы! — он скорчил откровенно презрительную гримасу. — Любой может заплатить за установку аппарата. Дело не в этом. Бьютифон символизирует высокое общественное положение абонента, его светскость и высокую потребительскую способность. Знаете почему?

— Не знаю, — сказал я довольно резко. Вся эта волынка начала мне надоедать.

— Понятно, — он самодовольно кивнул. Откуда, мол, этому типу знать?! — Вполне естественно, что человек, называющий бьютифон неприличным словом «фоновидик», не может этого знать. Я повторяю, купить бьютифон может почти каждый, но если у абонента денег мало и он приобретает бьютифон из приличия или тщеславия, то что же получится? Такой абонент лишь настроение испортит тем, кто будет ему звонить. Ведь на экране видно не только лицо говорящего, но и, так сказать, фон — комната со всей ее обстановкой. А вдруг там грязно, бедно, убого? Вдруг мебель старомодная или ветхая? Тогда бьютифон послужит разоблачением бедственного положения абонента.

— Не знаю, может быть, и так…

— Именно так! Кстати, у вас есть госпожа помощница?

— Что? Госпожа… А-а, вы, наверно, имеете в виду прислугу? Прислуга у нас есть.

— Откровенно говоря, — он тяжело вздохнул, — нам бы не хотелось разрешать пользоваться бьютифоном людям с грубыми манерами и вульгарной речью, называющим госпожу помощницу прислугой. Наши абоненты — люди воспитанные, с правильной речью, привыкшие к изысканным оборотам. Эти люди не могут внушить отвращения тем, кто будет им звонить.

— Да ладно, не беспокойтесь на этот счет, — пробормотал я. — Но почему необходима прислу… то есть эта самая госпожа помощница тем, у кого дома бьютифон?

— В домах, где нет госпожи помощницы, бьютифоны мы не устанавливаем. По-моему, совершенно ясно, по каким причинам. Человек, пользующийся бьютифоном, должен всегда выглядеть элегантно. А это возможно только при наличии госпожи помощницы. Представляете, если семья сама ведет хозяйство, на экране бьютифона может предстать картина, отвратительная для глаза. Хозяин, например, появляется в халате. Или хозяйка в фартуке… — он передернулся от отвращения. — Поэтому мы и требуем, чтобы в квартире абонента была минимум одна госпожа помощница. Но у вас, как вы говорите, госпожа помощница есть, так что этот вопрос отпадает… Я попросил бы вас, когда вы придете в следующий раз, принести фотокарточки всех членов вашей семьи.

— Это еще зачем?

— Видите ли, мы не разрешаем абонироваться людям с отталкивающей внешностью. Одноглазым, например, безносым, изуродованным шрамами, короткогубым, у которых изо рта торчат зубы…

— Одну минуточку! — перебил я его. — У меня есть друг. У него было воспаление среднего уха, гнойное, очень тяжелое, ему делали операцию. Хирург попался плохой и повредил ему нервные узлы под ухом. С тех пор у него правая щека обвисает, по сравнению с левой она длиннее на целых три сантиметра. Кроме того, его правый глаз не мигает, ему приходится каждые тридцать секунд брать пальцами верхнее и нижнее веки и делать мигательные движения. В результате у него постоянно дергается левая щека — нечто вроде нервного тика. К тому же, когда он говорит, у него то и дело случается вывих челюсти. Но это еще не все. Недавно его разбил паралич, и после лечения у него возобновилась пляска святого Витта, которой он страдал в юности… — тут я перевел дух. — И… и у этого человека есть бьютифон!

— По-видимому, он занимает очень высокое общественное положение и настолько богат, что может компенсировать печальные недостатки своего уважаемого лица. Если годовой доход абонента превышает сто миллионов иен, фотокарточек мы не требуем, достаточно документа о доходах… — Он вдруг понизил голос: — А это правда — все то, что вы рассказали про вашего высокопочтенного друга?

— Сплошная ложь, чушь, галиматья! Итак, я должен принести справку о доходах и фотокарточки членов семьи и прислуги. Надеюсь, это все?

— Нет, нужно еще кое-что.

— Какого же тебе еще черта?!

— Как вы смеете разговаривать со мной в таком тоне?! Это только цветочки, а ягодки впереди, — он бросил на меня ехидный взгляд и оскорбленно замолчал.

Я тоже молчал.

Через несколько минут, перебирая лежавшие на столе бумаги, он равнодушно бросил:

— Ну как, раздумали абонироваться?

Я еле сдержался, чтобы не заорать на него. Собрав всю свою волю, я попытался унять дрожь в руках. Но они дрожали, и пальцы сами собой сжимались в кулаки. Я зажал кулаки между колен и замер.

— Нет, не передумал, — сказал я, — прошу вас, продолжайте, пожалуйста. Что еще нужно?

Вообще-то своеобразное обращение с клиентами в казенных учреждениях отнюдь не было для меня новостью. Сколько раз я ни переступал порог учреждений, всегда натыкался на одно и то же. Однако ярость, которую я при этом испытывал, всегда была первозданной. Кровь так и бросалась в голову. Вредное это явление. Плохо действует на психику. Современные доктора все время толкуют о психической гигиене. Говорят, что гнев укорачивает жизнь. Видно, тот, кто хочет долго жить, не имеет права ходить в казенные учреждения.

— Принесите еще, пожалуйста фотографию комнаты, в которой вы собираетесь поставить бьютифон, — невозмутимо сказал он. — Цветную фотографию, разумеется. Ведь бьютифоны в любой день могут стать цветными.

— Ого! Уже существует такой проект?

— Да, существует.

— Странно… Телефон вон сколько лет насчитывает, а до сих пор так и не стал цветным…

— Что-о? Что вы сказали? — Он оторвался от своих бумаг и испуганно стал меня разглядывать.

— Да нет, ничего…

— Еще одна небольшая деталь… — в его и без того злых глазах блеснуло откровенное злорадство. — Требуются справки от врача-психоаналитика. Для всех членов семьи.

— То есть как же это? Нужен психоанализ?

— Да. А что тут особенного? Или этот вопрос вас тревожит? Может быть, у вас есть какие-нибудь пороки психики?

— Сами не видите, что ли? Разве я похож на сумасшедшего?

— Гм… — он фыркнул и вновь окинул меня подозрительным взглядом. -Мне судить трудно… Наверно, вы слышали, что в последнее время участились случаи внезапного буйного помешательства. Скромный клерк, например, во время совещания избивает до смерти своего начальника, а потом мчится домой и душит галстуком жену. Усердный, добросовестный парикмахер перерезает бритвой горло клиента. Древняя старуха поджигает дом. Студент, которого все считают гениальным, начинает палить из карабина по аудитории. Да что говорить, нынче даже малые дети строят из камней баррикады на рельсах, чтобы вызвать крушение поезда…

Загрузка...