Жанры
Наука, Образование

Секретарь министра

Оставить комментарий

Стр. 1 из 4


Меня ожидала большая неприятность — я должен был отправиться погостить на три недели в Вулэм-Черсей к тете Агате. Должен признаться, что завтракал я с тяжелым сердцем.

— Дживс, — сказал я, — мне что-то невесело сегодня.

— В самом деле, сэр?

— Да, Дживс, совсем невесело.

— Сочувствую вам, сэр.

Дживс подал яйца и ветчину, и я со вздохом принялся за утренний завтрак.

— Я тщетно ломаю голову, Дживс, зачем тете Агате понадобилось меня пригласить к себе в деревню.

— Не могу знать, сэр.

— Не потому же, в самом деле, что она меня любит?

— Нет, сэр.

— Всем известно, что я ей в тягость. Каждый раз, когда, так сказать, наши пути скрещиваются, мне начинает сниться, что она гонится за мной с косырем. Она считает меня погибшим человеком и не прочь вешать на меня всех собак. Правильно я говорю, Дживс?

— Совершенно верно, сэр.

— А теперь категорически требует, чтобы я бросил все и немедленно выехал в Вулэм-Черсей. У нее, очевидно, есть на это свои причины. Неудивительно, Дживс, что у меня тяжело на сердце.

— Нет, сэр. Простите, сэр, внизу звонят.

Дживс вышел, а я со вздохом принялся за ветчину.

— Телеграмма, сэр, — сообщил Дживс, снова появляясь.

— Откройте и прочтите. От кого?

— Она не подписана, сэр.

— Вы хотите сказать…

— Что внизу нет подписи, сэр.

— Покажите.

Странная телеграмма! Вот ее содержание:


«Запомните, когда приедете сюда, необходимо встретиться как чужие».


Мы, Вустеры, плохо соображаем, особенно за завтраком, и я совершенно не понимал, в чем дело.

— Что это значит, Дживс?

— Не могу знать, сэр.

— Написано «приедете сюда». Куда это — сюда?

— Телеграмма отправлена из Вулэм-Черсей, сэр.

— Верно. Из Вулэм-Черсей. Это кое-что объясняет, Дживс.

— Что именно, сэр?

— Это не от тети Агаты, как вы полагаете?

— Едва ли, сэр.

— Вы правы. Тогда остается предположить, что некое неизвестное лицо, проживающее там, предупреждает меня о встрече с ним. Но зачем мне встречаться с ним, Дживс?

— Не знаю, сэр.

— Почему бы мне с ним и не встретиться?

— Правильно, сэр.

— Эту жуткую тайну может разрешить только время. Подождем и увидим, Дживс.

— Совершенно верно, сэр.

Я приехал в Вулэм-Черсей около четырех часов и застал тетю Агату за сочинением каких-то писем, вероятно, каверзных, с ядовитыми постскриптумами. Она посмотрела на меня не очень благосклонно.

— Ага, вот и ты явился, Берти.

— Да, тетя, я.

— У тебя нос в чем-то выпачкан.

Я вынул носовой платок.

— Я рада, что ты приехал. Мне нужно поговорить с тобою до твоей встречи с мистером Фильмером.

— С кем?

— С мистером Фильмером, министром. Он гостит у меня. Ты, конечно, слышал о нем?

— Кое-что, — вежливо солгал я. — Я вообще не вожу знакомства с министрами и мало интересуюсь политикой.

— Я хочу, чтобы ты произвел на него хорошее впечатление.

— Постараюсь.

— Не так-то легко ему понравиться. Мистер Фильмер серьезный человек с сильным характером и терпеть не может таких разнузданных и никчемных шалопаев, как ты. Ты должен оставить свои глупые, легкомысленные выходки. Во-первых, ты бросишь курить.

— О, тетя!

— Мистер Фильмер — председатель Антитабачной Лиги. Потом ты не должен пить ничего спиртного.

— Черт возьми!

— Может быть, ты хоть в моем присутствии перестанешь употреблять жаргон пивных, бильярдных и открытых сцен? Мистер Фильмер будет судить о тебе по твоему разговору.

— Но позвольте, почему я должен производить на него хорошее впечатление?

— Потому, — ответила тетя Агата, строго взглянув на меня, — что я этого хочу.

Я вышел от нее в самом угнетенном состоянии. Спустился в сад и… неожиданно столкнулся с Бинго Литтлем.

Мы с ним старые друзья и родились почти одновременно в одной деревне, вместе учились в Итоне и Оксфорде. А с Бинго не соскучишься даже и у тети Агаты.

Но я не мог понять, как он очутился здесь. Не так давно он женился на знаменитой романистке Рози М. Бэнкс и, как я слышал, собирался уехать в Америку вместе с женой читать какие-то лекции. Он сожалел, что из-за этой поездки будет лишен возможности посещать скачки в Аскоте.

— Бинго! — воскликнул я.

Он оглянулся, и на лице его вместо радости появился испуг. Он замахал на меня руками, как семафор.

— Тсс! — прошипел он. — Ты хочешь меня погубить?

— А что такое?

— Ты получил мою телеграмму?

— Так это твоя телеграмма?

— Конечно, моя.

— Почему же ты не подписал ее?

— Я подписал.

— Ничего подобного! Поэтому я ничего не понял.

— Но ты получил мое письмо?

— Какое письмо?

— Мое письмо.

— Нет, не получил.

— Так, значит, я забыл его отправить. Я писал тебе, что приехал сюда наставлять уму-разуму твоего двоюродного братишку Томаса и что необходимо, чтобы при встрече ты делал вид, что незнаком со мной.

— Но почему?

— Если твоя тетка узнает, что я твой друг, она откажет мне от места.

— Почему?

— Как почему? Если бы ты был теткой и имел такого племянника, как ты, скажи, позволил бы ты его приятелю воспитывать своего сына?

Надо сознаться, что в словах Бинго есть доля правды. Но все же он не объяснил мне всего.

— А я думал, что ты в Америке, — сказал я.

— Как видишь, нет.

— Почему нет?

— Неважно. Нет, значит, нет!

— А зачем ты стал воспитателем?

— Опять-таки не твое дело. Есть причины. И вбей себе, пожалуйста, в голову, Берти, что нас не должны видеть вместе! Позавчера твой доблестный кузен был пойман в кустах с папиросой, и это сильно поколебало мой авторитет. Твоя тетка заявила, что этого не случилось бы, если бы я наблюдал за чертенком как следует. Если еще она узнает, что я твой приятель, все кончено. Сейчас я дорожу местом.

— Да почему?

— Не твое дело.

В эту минуту Бинго показалось, что кто-то идет, и он с непостижимой резвостью отпрыгнул от меня в лавровый куст. А я пошел к Дживсу поделиться своими впечатлениями.

— Дживс, вы помните телеграмму?

— Да, сэр.

— Ее послал мистер Литтль. Он — воспитатель моего кузена Томаса.

— Неужели, сэр?

— Не могу понять, как это случилось. Подумайте, поступить по доброй воле в дом тети Агаты!

— Странно, сэр.

— Стать воспитателем этого чертенка Томаса, шалопая и лентяя.

— Странно, сэр.

— Тут какая-то тайна, Дживс.

— Именно, сэр.

— Всего непонятнее то, что он дорожит этим местом и из предосторожности делает вид, что незнаком со мной. Без него я умру здесь со скуки. Знаете ли вы, Дживс, что тетка требует, чтобы я перестал курить?

— Неужели, сэр?

— И пить. И немедленно.

— Почему так, сэр?

— Потому что она хочет, по каким-то таинственным соображениям, чтобы я произвел хорошее впечатление на мистера Фильмера.

— Плохо, сэр. Хотя доктора утверждают, что подобное воздержание полезно. Оно облегчает циркуляцию крови, предохраняет артерии от склероза.

Загрузка...