Жанры
Наука, Образование

Три д'Артаньяна

Сергей Нечаев

Год издания: Не указан
Серии: Не указано
Страниц: 63
Рейтинг:

Практически все герои знаменитых романов Александра Дюма были списаны им с реальных исторических персонажей. В книге историка Сергея Нечаева рассказывается о живых людях, послуживших прототипами центральных фигур таких культовых книг, как «Три мушкетера», «Двадцать лет спустя» и «Виконт де Бражелон». Опираясь на разнообразные источники, прежде неизвестные отечественному читателю, автор показывает, как Дюма создавал своего д’Артаньяна на основе биографий трех различных людей. Кроме того, из книги Нечаева читатель узнает, кто мог скрываться под прозвищами Атос, Портос и Арамис, как соотносятся со своими историческими прообразами Мазарини и Кольбер; за что на самом деле пострадала Миледи и что же все-таки произошло между герцогом Бэкингемом и королевой Анной… Используя романы Дюма как своеобразный ключ к исторической эпохе, автор разворачивает перед читателем широкую панораму бурной и увлекательной жизни Франции XVII века.

Стр. 1 из 63

Насилуя Историю, Александр Дюма давал жизнь действительно очаровательным детишкам… Никому не известного гасконца из плоти и крови, чье имя История позабыла, гениальный писатель сумел превратить в героя великой легенды.

Артуро Перес-Реверте

Насколько реальный прототип соответствует образу, созданному отцом «Трех мушкетеров»? Этот вопрос задавали себе миллионы читателей Дюма.

Ален Деко

Как отмечают биографы мушкетера, есть три д’Артаньяна: д’Артаньян Куртиля де Сандра, д’Артаньян Александра Дюма и д’Артаньян исторический…

Одиль Борда

От автора

В предисловии к «Трем мушкетерам» Александр Дюма довольно туманно рассказывает о том, как он нашел сюжет для своего романа. Он пишет:

«Примерно год тому назад, занимаясь в Королевской библиотеке разысканиями для моей истории Людовика XIV, я случайно напал на „Мемуары господина д’Артаньяна“, напечатанные — как большинство сочинений того времени, когда авторы, стремившиеся говорить правду, не хотели отправиться затем на более или менее длительный срок в Бастилию, — в Амстердаме, у Пьера Ружа. Заглавие соблазнило меня; я унес эти мемуары домой, разумеется, с позволения хранителя библиотеки, и жадно на них набросился».

Да, жизнь человека, прославившегося как д’Артаньян, обильно расцвеченная различного рода фантастическими приключениями, легла в основу трехтомных «Мемуаров господина д’Артаньяна, капитан-лейтенанта первой роты королевских мушкетеров», появившихся задолго до Александра Дюма, в самом начале XVIII века. Этот текст был сочинен человеком по имени Гасьен де Куртиль де Сандра; настоящий д’Артаньян никаких воспоминаний не писал.

Александру Дюма очень не хотелось полностью раскрывать карты, поэтому он ограничился полуправдой: якобы он случайно нашел книгу в библиотеке, при этом имени ее настоящего автора Гасьена де Куртиля де Сандры (в дальнейшем, для простоты, мы будем называть его просто де Куртилем) он даже не упоминает. И это несмотря на то, что в свое время эта книга господина де Куртиля, действительно изданная в Нидерландах, пользовалась огромным успехом, в том числе и во Франции.

Нельзя сказать, что де Куртиль выпустил подложные мемуары. Этот небогатый дворянин родился в 1644 году и умер в 1712-м, служил в роте мушкетеров, и вполне можно предположить, что он лично знал настоящего д’Артаньяна. Все-таки жили они в одно время и вполне могли встречаться по службе или при дворе. Когда настоящий д’Артаньян погиб в 1673 году под Маастрихтом, де Куртилю было 29 лет. «Мемуары» же он выпустил в 1700 году.

Сам де Куртиль тоже пытался преуспеть на военном поприще и даже дослужился до чина капитана. Когда же после окончания очередной войны войска были распущены, он, не имея никакого собственного имущества, которое могло бы дать ему средства к существованию, занялся ремеслом писателя, создающего занимательную литературу для широкой публики. Сочинения его были полны интересных подробностей, в том числе и о короле, что обеспечило им немедленный успех у читателей. Конечно же, королю это не понравилось, и де Куртиль на несколько лет был брошен в тюрьму, откуда ему удалось сбежать в Нидерланды. Там он вновь взялся за сочинительство. Написав «Мемуары господина д’Артаньяна», он в 1702 году неосторожно попытался вернуться на родину, но его тут же схватили и вновь упрятали в тюрьму, откуда он вышел лишь незадолго до смерти. Но и там этот автор оказался неисправим: он умудрился сочинить «Историю Бастилии», ставшую в свое время достаточно популярным чтением.

Кстати сказать, известно, что в то время, когда де Куртиль первый раз находился в Бастилии, ее губернатором был господин де Бемо, близкий друг д’Артаньяна, и он тоже вполне мог быть для скандального сочинителя источником бесценной информации о знаменитом мушкетере.

Пользовался ли де Куртиль какими-то записками д’Артаньяна или его устными рассказами — это остается загадкой. Сам он утверждал, что использовал подлинные записки д’Артаньяна, якобы найденные после гибели последнего. Но это маловероятно — мушкетер хоть и был грамотен, но пером владел куда хуже, чем шпагой, и вряд ли писал что-либо, кроме военных приказов и долговых расписок. В любом случае, несомненно: жизненная основа у «Мемуаров» де Куртиля гораздо реальнее, чем у ставших знаменитыми романов Александра Дюма.

В XIX веке, когда Александр Дюма создавал на основе «Мемуаров» де Куртиля свой цикл о мушкетерах, их неточность уже была хорошо известна. Впрочем, Дюма и не стремился следовать исторической правде. Ему просто очень понравился герой де Куртиля — отважный гасконец, на каждом шагу сталкивавшийся с опасностями и героически их преодолевавший. Понравились и его товарищи со звучными именами Атос, Портос и Арамис. Для большей привлекательности он включил в свои книги ряд полулегендарных сюжетов XVII века, изначально с д’Артаньяном не связанных (эпизод с подвесками королевы Анны Австрийской, легенда о «Железной Маске» и т. д.).

К сожалению, почему-то принято считать, что качество произведения де Куртиля оставляет желать лучшего. Некоторые критики даже писали, что де Куртиль был бездарен.

Об этом можно и поспорить. У автора этих строк, знакомого с творчеством де Куртиля, такого мнения не сложилось; более того, «Мемуары» показались ему неплохо написанными. Да и сам Александр Дюма характеризует их положительно, называя «любопытным сочинением» и советуя «ознакомиться с ним тем читателям, которые умеют ценить картины прошлого».

Относительно их правдивости хотелось бы заметить следующее. Любой автор, даже самый серьезный историк, дает нам лишь свой вариант сути и последовательности событий. Все историки обещают нам правду, но ни один не в состоянии передать ее без каких-либо искажений. Проблема заключается лишь в том, в какой степени и по каким причинам допускаются эти самые искажения.

Что касается Александра Дюма, то надо сказать, что он всегда достаточно вольно обходился с историей и говорил, что она — только гвоздь, на который он вешает свои красочные картины. В результате получилось следующее. Мушкетер из «Мемуаров» де Куртиля выглядел храбрым, хитрым, ловким, но не слишком симпатичным. Это — типичный наемник, готовый служить тому, кто ему больше заплатит. Александру Дюма пришлось поработать над образом своего героя, передав ему кое-какие свои черты и поместив его в наиболее удобное время — время расцвета мушкетерской вольницы. Так появился благородный гасконец, навеки покоривший сердца миллионов читателей разных стран.

Конечно, глупо было бы утверждать, что Александр Дюма не знакомился с первоисточниками. Безусловно, основывался он не только на «Мемуарах» де Куртиля, и в его текстах можно легко найти дополнительные сведения, позаимствованные у десятков других авторов.

Другие книги этого автора