Жанры
Наука, Образование

Подводное течение

Михаил Март

Рейтинг:


Оставить комментарий

Стр. 3 из 63

– Всегда буду рада вас видеть, – сказала Мезенцева и неторопливо отошла к другим гостям.

Павел Михайлович почувствовал стук собственного сердца, похожий на удары молота по ребрам. Он остановил официанта, взял с подноса две рюмки коньяка и тут же выпил.

К нему подошла молоденькая хорошенькая девушка, без украшений и в довольно скромном платье.

– Привет. А я знаю вас. Вы Слепцов.

– А где ваш поднос?

Она не обиделась.

– Хотите выпить?

– Коньяку, пожалуйста.

Девушка отошла и вскоре вернулась. В левой руке – шампанское, в правой – коньяк.

– Вы знакомы с Мезенцевой? – спросила она.

– К кому попало на вечеринки не хожу.

– А я пролезла сюда с черного хода, но к королеве бала не подступишься. Это она выбирает к кому подходить, а кого игнорировать. Мне еще повезло, что за дверь не вышвырнули.

Слепцов посмотрел на девушку внимательно. Натуральная блондинка с длинными густыми волосами, голубыми глазами, вздернутым носиком – очаровашка. От нее веяло молодостью и нежностью. Он взял из ее руки рюмку и выпил.

– Тебя как зовут, сокровище?

– Наташа.

– И что тебе надо от этой миллионерши?

– Славы и денег.

Девушка попивала шампанское и постоянно косилась в сторону стоящей неподалеку Марии Мезенцевой.

– Вряд ли она клюнет на твою внешность и обогатит тебя.

Девушка стрельнула взглядом на собеседника.

– Я не продаюсь, – сказала Наташа. – Мезенцева ищет молодые дарования, и я хочу предложить ей свой талант.

– Так ты талант, Наташенька?

– Можете не сомневаться. И я пробьюсь. Вот увидите.

– И что ты создаешь?

Девушка взглянула на писателя.

– Правильное слово подобрали. Создаю. Творю. Я написала книгу. Детектив. Настоящий, а не туфту.

– Не переживай. Женские детективы сейчас в моде и особого таланта не требуется, чтобы влиться в армию подобных.

– Ошибаетесь. Вы же не читали. Я не хочу вливаться в армию, и я возьму себе мужской псевдоним.

Настырная, хваткая девчонка понравилась Слепцову, к тому же от нее приятно пахло.

– Ты меня заинтриговала, Наташа. Может, дашь почитать? Если это написано талантливо, то я сам представлю тебя Мезенцевой. К моим рекомендациям она прислушается. Ты представляешь, сколько рукописей может пылиться в ее офисе? Не счесть. Штабелями лежат, от пола до потолка. Их даже не читают. Приходит срок, и автору отсылают факс с отказом, не зная, о чем и про кого он писал. Теперь новые имена никому не нужны, даже за копейки и даже гении: старых и проверенных с избытком. Тех, кто гарантирует прибыль. А талантливых новичков сколачивают в бригады, и они работают на проверенный временем бренд. Писателя нет. Есть имя. И есть бригада, работающая на это имя. Ты такой судьбы хочешь?

– Литературным негром я никогда не буду. Я сама по себе! – задыхаясь от возмущения, произнесла Наташа. – А вы это серьезно?

– Что?

– Возьметесь читать мою рукопись?

– Я же твой коллега, а не издатель. Сам когда-то был новичком.

Девушке польстило слово «коллега». И вообще, Слепцов внушал доверие.

– Я бы с радостью, но…

– Вот что, тут тяжело общаться. Пойдем прогуляемся на свежем воздухе. Разговор о творчестве не терпит суеты.

Наташа осмотрелась по сторонам:

– Черт, я так и не успела поесть.

– Возьмем с собой.

– Как? – удивилась девушка.

– Все просто. Стой здесь.

Ресторан «Националь» был хорошо знаком известному автору нашумевших романов. Он прошел на кухню и поговорил с поваром. После чего Слепцову вынесли большую коробку из-под торта, наполненную закусками.

Гулять они не пошли. Как только Слепцов вышел на улицу, к обочине подъехал лимузин.

– А вот и извозчик. Готова?

– К чему? – спросила Наташа.

– К подвигам. Ты же писательница, фантазируй. И не бойся. Мы одной крови. Держись за меня, Наташа и станешь звездой.

Она держалась. Точнее, поддерживала своего немолодого кавалера. Поездка в лимузине и трехкомнатная квартира писателя с антикварной мебелью впечатлили девушку.

– Ты любишь антиквариат? – спросила Наташа, осмотрев интерьер.

– Я сам антиквариат. Музейная редкость. Современная мебель меня пугает, зато карельская береза греет.

Слепцов распаковал коробку и выложил деликатесы на стол.

– Налетай. Я принесу выпивку.

– А шампанское у тебя есть?

– Не подумал. Но есть хорошее французское вино. Ты была во Франции?

– Дальше Челябинска не ездила. В Москве всего неделю.

– У тебя здесь родственники?

Вопрос не праздный. Будут ли о девушке беспокоиться, если она не придет ночевать?

– Нет у меня никого. Сняла квартиру у старухи, которая на лето уезжает на дачу. Жить можно.

Наташа села за стол и стала есть. Слепцов принес коньяк и вино. Потом были ее смех, красивое тело, ласки, шепот…

Проснулся литератор во втором часу дня. Ему снились кошмары: кровь, крики и сверкающая сталь ножа. Лицо покрылось потом, губы пересохли. Рядом на кровати – никого. Павел Михайлович вскочил на ноги. На нем ничего не было, хотя догола он раздевался только в ванной.

– Наташа!

Тишина. Слепцов метался по квартире, на ходу надевая махровый халат. Девушка исчезла. Стол чистый, посуда вымыта. На холодильнике – недопитая бутылка бордо. Усевшись на табурет и тупо глядя в окно, Слепцов допил ее.

Голова плохо соображала, но одно утешало: ничего страшного не произошло. Просто нервы сдают и сны замучили. Пока только сны. Начнется белая горячка, не то еще увидит.

От вина немного полегчало. Слепцов вернулся в спальню и нашел записку на тумбочке:

«Ты ужасно храпишь, Паша. Пошла досыпать в свою берлогу. Как прочтешь рукопись, позвони.

Целую, твоя Белочка (так ты меня называл ночью!)».

Под запиской лежал лазерный диск.

– Идиот. Всю жизнь прожил в зверинце. То зайчики, то рыбки, теперь белочки… – Глянув на себя в зеркало, добавил: – Крокодил!

Вчера он выпил лишку, к тому же привел в дом молоденькую девушку. За последние годы никто не устраивал писателю сюрпризов, а его все больше тянуло к разным неприятностям. И со временем он решил, что лучше сидеть дома и не лезть на рожон.

Павел Михайлович снял трубку и набрал записанный на листке номер.

– Наташа?

Ему ответил приятный женский голос:

– Уже соскучился?

– Ты меня узнала?

– Тембр голоса специфический.

– Как ты доехала?

– На такси. Все в порядке. Мы с тобой договорились: ты мне позвонишь, как только прочтешь рукопись. Текст на диске. Жду встречи с нетерпением. Критики я не боюсь. До скорого. Чао!

Слепцову очень не хотелось читать всякие девичьи опусы, но и другого занятия не было. Наташа могла стать для него романтическим приключением, и он мог бы себе позволить махнуть с ней к морю, сменить обстановку, развеять гнусную тоску, погреть старые кости на солнышке. Молодость очень заразительна.

Загрузка...