Жанры
Наука, Образование

Горбачев - Ельцин: 1500 дней политического противостояния

Леонид Доброхотов

Рейтинг:


Оставить комментарий

Стр. 89 из 111

Поэтому иной раз и задают вопрос: Октябрьская революция — это катастрофа или все-таки истинная революция? Понимаю, почему такой вопрос возникает. Потому что исторические результаты, на которые рассчитывали люди, делавшие эту революцию, не оправдались. Но это не были результаты реализации идей Октября, подлинно народной революции. То были результаты насильственного внедрения сталинской модели организации общества. Тут нельзя, не следует путать одно с другим. Поэтому я сознательно занимаю избранную позицию. Идеи социализации присутствуют во многих других общественных течениях. Что же касается моих собственных взглядов, то я человек принципиальный. И не флюгер. За все эти годы делал все, чтобы покончить со сталинизмом. Если не осуществить этого, нечего и думать о реализации социалистической идеи. Напомню ленинское положение о том, что социализм — это живое творчество масс. Вот оно, отрицание всякой модели. Сотворить жизнь в каждой стране должны сами люди. И мы должны наращивать, развернуть процессы демократизации во всех сферах. Думаю, что это все движение к большей справедливости по отношению к человеку, утверждению его прав и свобод, прав и свобод народов. Это и есть движение в направлении реализации социалистической идеи. Таково мое понимание проблемы…

М.С. Горбачев. Сообщение об аресте Ельцина было элементом
шантажа…

Начну с того, что пытался уже в эти дни сказать, осмысливая все то, что произошло, оценивая, кто что делал в эти дни, воздать должное позиции Российской Федерации. Начну с этого, потому что прежде всего россияне в своей огромной массе, Верховный Совет, выражающий интересы и волю россиян, правительство объединились и стали основной стеной на пути заговорщиков. Я хочу особо — и это я тоже делаю в результате той оценки, которая базируется на реальностях всего, что произошло, — выделить выдающуюся роль в этих событиях президента России Бориса Николаевича Ельцина.

(…) Замыслы (путчистов. — Ред.) были далеко идущие: прежде всего нанести удар по авангардным демократическим силам, которые на себе несут ответственность за демократические преобразования в стране и держатся, несмотря на все перепитии, сложности и трудности. В этом состоял замысел. И элементом этого шантажа по отношению к Президенту страны было сообщение о том, что Президент России уже арестован. Иначе говоря, расчет был вот такой: нанести удар, изолировать Президента страны, если он не согласится на сотрудничество с этими реакционными силами, и изолировать Президента Российской Федерации. Они просчитались в главном. Мы считаем, несмотря на все трудности, что наше общество за эти шесть лет стало другим…

Мнение политиков, политологов, публицистов
И. Карпенко, Г. Шипитько. Нас коробила форма обращения с Президентом
СССР

Сообщение ТАСС об этой встрече заканчивается словами: «М.С. Горбачеву было задано немало трудных вопросов. На многие из них пришлось отвечать, преодолевая и смущение, и самолюбие».

И, наверное, многие, большинство из нас были, мягко говоря, разочарованы, не получив точного и ясного ответа М.С. Горбачева на конкретные вопросы, однозначной, как теперь принято говорить, оценки ситуации. Здесь Президент страны явно и очевидно для всех проигрывал в открытости и четкости позиции Президенту России.

Все так. Но нас часто коробила форма обращения депутатов, да и подчас и самого Б.Н. Ельцина с Президентом СССР. Для чего надо было заставлять М.С. Горбачева, еще не оправившегося от шока, читать, как нашкодившего школьника, текст, обвиняющий членов его команды в предательстве? Так же как и требовать объявить каждого коммуниста преступником?.. И дело не только в форме. Дело и в сути. От Президента тут же, буквально в зале, требовали утверждения немедленных карательных мер и главных ключевых должностей в будущей союзной структуре государственной власти для России. Мог ли позволить себе Горбачев принимать эти ультимативные требования, подменяя суд и прокуратуру, или, в другом случае, не получив согласия остальных республик, как бы ни были велики заслуги России в нынешней победе демократии? Не мог, просто не имел права, если считал себя Президентом демократического правового государства. Демократия «навыворот» немногим отличается от диктата путчистов…

Б.Н. Ельцин. Мы поддерживаем с Горбачевым постоянный контакт…

(…) Хочу заверить сограждан, я, как Президент, руководство республики полностью контролируем обстановку в России и ее регионах. У нас есть достаточно возможностей, чтобы сохранить стабильность, обеспечить мирный характер перемен в это сложное время. Мы поддерживаем постоянный контакт с Президентом Горбачевым, руководителями республик и координируем свои действия.

М.С. Горбачев. Последние события открывают возможности, чтобы наше
сотрудничество было надежным…

Б.Н. Ельцин. После путча Президент Горбачев сильно изменился…

«Были моменты, когда Михаил Сергеевич Горбачев считал, что я политический труп. И я порою считал, что он не может больше быть Президентом страны. Но после путча Президент Горбачев сильно изменился. Сейчас мы дружно ведем общую тяжелую работу».

Так ответил Президент России Борис Ельцин на первый вопрос Питера Дженнингса, одного из самых популярных комментаторов Америки.

— Некогда это был очень трудный вопрос, сейчас на него ответить легче, — этими словами П. Дженнингс предварил вопрос о личных взаимоотношениях Горбачева и Ельцина, который многие считают ключевым для будущего нашей страны.

Оба президента подтвердили не только высокую степень делового взаимодействия, но и растущее личное доверие между ними. «Последние события открывают возможности для того, чтобы это сотрудничество было надежным и прочным», — сказал М.С. Горбачев.

В этой связи и Горбачев, и Ельцин отрицали содержавшееся в одном из вопросов предположение, будто российский руководитель использует сложное положение союзной администрации для укрепления и расширения своей личной власти. «Об этом идет много разговоров», — признал, впрочем, Горбачев, подчеркнув, что объединение демократических сил страны все же важнее, чем личные отношения двух лидеров.

(…) Очень твердо ответил М.С. Горбачев на волнующий весь мир вопрос о советской ядерной мощи. По его убеждению, контроль за использованием ядерного оружия в Советском Союзе «более жесткий, чем в США». Даже в дни путча ни малейшей угрозы произвольного использования этого оружия не существовало, сказал Президент СССР. Б.Н. Ельцин, говоря о перспективах, без колебаний сказал, что ядерно-ракетный потенциал страны, который ныне размещается на территории России, Украины и Казахстана, будет вскоре перемещаться в РСФСР, где создан специальный правительственный орган, ответственный также за ядерные ледоколы и подводные лодки.

Загрузка...