Жанры
Наука, Образование
Стр. 1 из 113

Глава


Таких замечательных руководителей, как Шэф, не бывает. А если кто-то скажет вам обратное, никогда не имейте никаких дел с этим человеком – он бессовестный лгун и вообще – нехороший человек – редиска! Посудите сами: главком, вместо того, чтобы переложить всю черновую работу на подчиненных, а конкретно – на плечи старшего помощника, как делает все начальство, во всех частях света, начиная от начала времен и до наших дней, сам встал, ни свет ни заря, и принялся за непростое дело, заключавшееся в освобождении "Арлекина" от многочисленных юных дев, присутствовавших на борту.

Только полный профан в тонком деле межполового общения полагает, что самое сложное в этом самом общении – заполучить прелестницу к себе в постель. Наивный! Гораздо труднее выпроводить ее, когда все твои эротические, а иногда, если называть вещи своими именами и – порнографические, фантазии воплощены в реальность, и ты вдруг чувствуешь, что больше всего тебе хочется побыть одному, чтобы поразмышлять о вечных вопросах: о множественности многомерных Вселенных, о том, что Люся из бухгалтерии, та – с круглой попкой, строила тебе в четверг глазки и что, пожалуй, она вполне себе ничего… о том, как согласуется теория Большого Взрыва с Актом Творения, о том, где раздобыть денег до зарплаты, о том, будут наши наконец играть в футбол, а не в "ногомяч" и еще о множестве важных вещей, которые интересуют большинство трезвомыслящих и дееспособных мужчин, которых еще не успели скрутить узами Гименея. У тех, которых успели, жизнь еще сложнее и мысли тоже гораздо более вариативны, но об этом как-нибудь потом.

Командор ласково разбудил основную часть группы поддержки, за исключением двух ее членов – ну-у… может быть не членов – как-то это все-таки двусмысленно звучит, а скажем так – представителей: Адели и еще одной красавицы, которая воспользовалась тем, что Адель в изнеможении уснула, а Денис еще нет. И вот теперь они обвивали счастливца с двух сторон, как две змеи одну лиану, и оторвать их от него не было решительно никакой возможности – только с мясом, а Шэф – человек деликатный и человеколюбивый, можно сказать – знатный либерал, пойти на этот человеконенавистнический акт никак не мог!

Так вот, ласково разбудив группу поддержки, главком накормил ее завтраком, сам заодно поел и, не менее ласково, чем разбудил, отправил на места постоянного базирования, наказав возвращаться вечером, ибо днем Северные Лорды будут заниматься скучными мужскими делами. Неизвестно, верила ли группа поддержки командору, или нет, кипели ли в их душах, скрытых в глубине прекрасных тел, темные страсти и жгучая ревность, но, в отличие от своих земных сестер, ничего лишнего они себе не позволяли. Сказано "Подъем!" – значит подъем! Сказано "По домам!" – значит по домам! Сказано "До вечера!" – значит до вечера!

"А пожалуй, что Дэн прав, – думал Шэф, вместе с заспанным Брамсом спускаясь по трапу, – неплохое здесь местечко, чтобы встретить старость. Ведь что главное в старости? – покой! А для покоя первое дело, чтобы порядок был в гареме. С другой стороны – а на хрена он нужен в старости, гарем этот?.. Ладно… доживем – увидим…"

Оказавшись на причале, главком вытащил из кармана симпатический колокольчик, выданный ему начальником бакарской полиции и позвонил два раза, что означало необходимость срочной встречи с Орстом Уршаном.

– Ресторан "Дельфин" на Королевской набережной знаешь? – строго поинтересовался командор у Брамса. В ответ тот принял вид молодцеватый и придурковатый, что означало – "Нет". – Грустно девушки… – начал распекать его Шэф, – чего ни коснись, ни черта вы не знаете! Начальство все само должно делать! Один дрыхнет в обнимку со своими… – главком не стал уточнять с кем, – другой только глаза пучит, как кот, который гадит на сечку, – припомнил командор незабвенного Швейка, – а я, как Фигаро, блин! – При этих словах Шэф с хрустом, чуть не выворачивая челюсти, зевнул. – Ладно… чего уж тут – видать у меня карма такая! – с горечью констатировал он, вытаскивая свою замечательную интерактивную карту. Главком пару минут поколдовал над ней, водя пальцем и хмуря брови, а потом выдал композитору полетное задание: – Выезжаешь на набережную как обычно, поворачиваешь направо, а там я скажу…

В ресторане Шэф пробыл недолго – вместе с ожиданием полицмейстера, который явился как только смог – минут двадцать. О чем они говорили, Брамс, оставшийся в карете, не знал. После "Дельфина" главком направил свои стопы… точнее – лошадиные копыта, в Банк Гильдии Магов, где снял со счета тысячу золотых, попросив выдать их двумя кошелями по пятьсот эмаров. После общения с начальником полиции и пополнения запаса наличности, главком, вместе с Брамсом, вернулись на корабль, где их уже поджидал, в гордом одиночестве, Денис – его барышни поехали чистить перышки и готовиться к вечернему выходу в свет.

– Ну-у… и как тебе спится, пока руководство пашет, как негр на плантации? – хмуро поинтересовался Шэф.

… ты не поверишь! – замечательно!..

– Кошмары мучают! – не менее хмуро отозвался Денис.

– А совесть не мучает? – продолжил допытываться главком. Видимо он хотел, хотя бы приблизительно, оценить глубину морально падения старшего помощника, позволяющего себе спать дольше начсостава.

… был бы нужен – разбудил! Тоже мне, мать Тереза! Заботливый ты наш!..

– Шэф… если б я только знал… – в голосе и глазах Дениса отразилось такое искреннее раскаянье, что если бы главком был менее опытным, или же – более доверчивым, человеком, он бы поверил… обязательно поверил, но история не знает сослагательного наклонения, и командор, разумеется, не поверил этим честным глазам, хотя и оценил технику исполнения и артистизм очень высоко: где-то пять и восемь – за технику, и пять и девять – за артистизм.

– Маладэц Прошка! – если бы я тебя хуже знал – обязательно поверил! – похвалил он Дениса. – В следующий раз добавь немножко слезы – сможешь номинироваться на Оскара… лучшая мужская роль второго плана.

– Почему второго!? – обиделся Денис.

– Ну, не первого же, – ухмыльнулся верховный главнокомандующий.

– Тоже верно, – не стал привередничать Денис, справедливо рассудив, что Оскар – он и в Африке, Оскар. И не важно, за что.

– Ладно, – посерьезнел главком. После обеда поедем окучивать местных служителей культа. Важность мероприятия объяснять надо?

– Нет.

– Очень хорошо. Вот, что я выяснил у полицмейстера…

*****

Жан Урельян – Обер-Кардинал Бакара, Салантена и Обраска пребывал в состоянии блаженной послеобеденной неги. Из окна его кабинета, находящегося на последнем – седьмом этаже величественного здания Храма Единого, расположенного напротив канцелярии Генерал-губернатора на площади Небесных Заступников, открывался величественный вид на морской простор, вызывая в душе, а особенно на сытый желудок, самые величественные мысли о Благости Творца, создавшего такой замечательный мир, а главное! – пославшего в этот мир его – Жана Урельяна и сделавшего его Обер-Кардиналом этой благословенной земли.

Загрузка...