Жанры
Наука, Образование
Стр. 1 из 26

Глава 1

— Вечер удался на славу! Взгляни-ка на них, они счастливы.

Ханна Фарли с улыбкой смотрела на Эбби Лонг и ее жениха, Бена Харпера, стоявших в центре большой гостиной пансиона, хозяйкой которого была ее подруга — Кейт Джоунс. Жениха и невесту окружали веселые родственники и друзья, собравшиеся как бы невзначай.

Все три девушки дружили давно, а теперь Ханне и Кейт предстояло быть «подружками» невесты на предстоящей свадьбе. Они расставляли угощение на длинном, покрытом льняной скатертью столе.

— Я и не надеялась, что экспромт может быть таким удачным, но тем не менее все вышло как нельзя лучше, правда? Ведь ни Эбби, ни Бен не ожидали, что мы устроим для них такой праздник.

— Они сделали вид, что удивлены, — возразила Кейт. — Вчера в салоне красоты я собственными ушами слышала, как Дженни Поттс оповестила всех посетителей об этой вечеринке. Думаю, что и виновники торжества были в курсе… — Кейт умолкла.

Обе подруги, застыв, смотрели, как Бен заправил выбившуюся прядь волос за маленькое ушко своей невесты.

— Они и в самом деле влюблены друг в друга, — вздохнула Ханна. — Неужели я никогда не узнаю, что это такое — любить так сильно, чтобы захотеть быть вместе всю жизнь?

Кейт смерила ее взглядом.

— Ну уж, не прибедняйся. Ханна рассмеялась, и в ее серых глазах вспыхнул задорный огонек.

— Да-а, Кейт, ты настоящий дипломат. А я думала, ты припомнишь мне три неудачные помолвки, лопнувшие как мыльные пузыри. Все мои родственники постоянно шпыняют меня по этому поводу. Но, скажу тебе честно, я никогда не была влюблена.

— Тогда зачем же ты обручалась три раза? — искренне удивилась Кейт.

— Что тебе сказать? Я и сама не знаю зачем. — Ханна вскинула голову, и ее густые темные волосы рассыпались по плечам. Хотя ей было уже двадцать шесть лет, этот девический жест придавал еще больше очарования ее и без того прелестному облику. — Первый раз я обручилась, когда мне было восемнадцать, но до свадьбы дело не дошло. Со вторым женихом мы учились вместе в университете.

— Но как только подошло время давать обеты… — улыбнулась Кейт. Ханна кивнула.

— Вот именно. А третья помолвка была незадолго до болезни бабушки. Картер Мур, мой третий жених, заверил меня, что наш союз «пойдет на пользу нам обоим».

— Не очень-то романтично, — отметила Кейт.

— Да, Картер — человек серьезный. Вместо обручального кольца он подарил мне пачку акций, полагая, что это важнее, чем ювелирное украшение.

— И ты сразу порвала с ним?

— Нет, не сразу… Все мои родственники были от него в восторге и хотели принять его в нашу семью. Его родные тоже к этому стремились, но тут тяжело заболела бабушка, и я вернулась сюда, в Кловер, из Чарлстона, где тогда работала. Картер заявил, что не понимает, как можно бросить работу ради «умирающей старухи». Вот тогда я и вернула его подарок. Таким образом, и третий поезд ушел.

— Ты счастливо отделалась, — посочувствовала Кейт. — Картер тебе не пара.

— Все обернулось к лучшему: бабушка поправилась, а я открыла здесь антикварный магазин и довольна своей судьбой. Честно говоря, я никогда не была так счастлива, как теперь. Нам, деловым женщинам, мужья не нужны. Мы — основа экономики. В один прекрасный день нас выберут в члены правления Торговой палаты, и мы будем стоять у руля нашего города!

Девушки засмеялись.

— У меня есть одно возражение: несмотря на деловой склад характера, ты не отказываешься от общения с противоположным полом. Начиная с тринадцати лет у тебя каждую субботу свидание — то с одним, то с другим.

Бросив взгляд на жениха и невесту, Ханна снова вздохнула.

— Что правда, то правда, на свидания я хожу регулярно, но они не доставляют мне радости. И хотя я не ищу четвертого жениха, когда видишь счастливую пару, тоже хочется…

— Ханна! — К ней подошел долговязый Син Фицджералд. — Ты сегодня неотразима… как всегда. Разве я не говорил тебе, что ты первая и последняя любовь в моей жизни?

— Иногда ты упоминал об этом, — ответила Ханна, лукаво улыбаясь, понимая, что парень преувеличивает.

— А вот и очаровательная Кейт, — продолжал Син. — Какой чудесный праздник! Даже погода выдалась на славу: прекрасный июньский вечер благословляет жениха и невесту.

Тут Син расхохотался, потому что раскат грома потряс весь дом до основания. Разразилась гроза, и тяжелые капли дождя застучали в окна.

— Дразнить погоду опасно, — заметила Ханна, шутливо оттолкнув непрошеного кавалера. — Иди лучше поухаживай вон за той блондинкой из Чарлстона — кузиной Бена. Я уже приметила, как ты возле нее увивался.

— Ваше желание для меня закон, Девушка Моей Мечты! — воскликнул Син и, подмигнув Ханне, направился к белокурой девице, одетой с головы до пят во все розовое.

— Да поможет Господь той женщине, которая воспримет Сина всерьез, — благословила его Ханна.

Кейт была согласна с подругой, но не решилась бы высказать подобные мысли вслух.

Девушки очень отличались друг от друга, не только внешностью, но и характером, и манерой поведения, хотя обе были деловыми женщинами города Кловер: Кейт держала пансион, а Ханна владела антикварным магазином под названием «Лавка древностей».

Кейт выросла в доме своей тети Пег — доброй и трудолюбивой хозяйки закусочной, где горожане собирались не только перекусить, но и обменяться последними новостями и сплетнями маленького городка. Даже и теперь, несмотря на то что у самой было полно забот в пансионе, Кейт помогала тетушке.

А Ханна была младшей дочерью богатых местных аристократов — семейства Фарли, чье генеалогическое древо уходило корнями в глубь истории Южных штатов. Веселая, живая, она не кичилась своим происхождением и с удовольствием общалась со всеми горожанами, независимо от их социального статуса и профессии. Все ее близкие родственники, кроме бабушки, были шокированы тягой Ханны к торговле и не одобряли ее дружбы с Кейт и тетушкой Пег, а также с Фицджералдами и Эммой Уинн — хозяйкой книжной лавки на улице Кловер.

Ханна стала первым и единственным отпрыском семьи Фарли, учившимся в народной школе, а затем в государственном университете. Она получила диплом, дающий право заниматься торговлей.

Ее родственники мечтали лишь о том, чтобы девушка удачно вышла замуж, но в то же время опасались, как бы и четвертая помолвка не провалилась. Впрочем, и сама Ханна тоже со страхом думала об этом.

Вдруг яркая молния озарила залитые дождем стекла окон и раскаты грома потрясли здание пансиона. На мгновение погас свет, но тут же вновь загорелся, сопровождаемый радостными возгласами собравшихся гостей.

— Мисс Джоунс! — пророкотал сильный баритон, и все дружно повернулись в сторону лестницы, на нижней ступени которой стоял мужчина со сложенными на груди руками и темными горящими глазами. Он взирал на веселую компанию, словно мичман — на проштрафившихся юнг.

Загрузка...