Жанры
Наука, Образование

Рождение Шотландии

Оставить комментарий

Стр. 1 из 74

Предисловие к русскому изданию

Пожалуй, Шотландия, как никакая другая страна, знакома со странными парадоксами и зигзагами истории, то возносящими на вершину успеха, славы и благоденствия, то низвергающими в пучину бедствий и невзгод. Судьба распорядилась так, что сейчас она воспринимается как неотъемлемая часть Британии, в каком-то смысле даже как некий довесок или придаток к Англии, хотя, обладай история хоть малой толикой справедливости, все было бы наоборот. Ведь эти государства объединились под короной именно шотландских королей из славной династии Стюартов. Но уже вскоре после этого триумфа Шотландия превратилась в отсталую северную окраину острова Британии, склонившуюся перед экономической мощью южного соседа. Мятежи, один за другим поднимавшиеся шотландцами в поддержку различных претендентов на английскую корону, заканчивались, как и подобает мятежам, неудачами и провалами. Так бесславно завершилось многовековое противостояние Шотландии и Англии — полной победой последней. Впрочем, несмотря на прошедшие века жизни в едином государстве, у шотландцев еще очень силен дух независимости. Как всегда, индикатором, лакмусовой бумажкой национального самосознания служит отношение к собственному языку. В XX веке здесь, как и у многих других «малых» народов Европы, началось настоящее возрождение гэльского языка (правда, никогда и не доходившего до грани языковой смерти, как это чуть не случилось с родственным гэльским языком Ирландии), местных традиций, культуры. Так что на будущее шотландцев как нации можно смотреть если и без излишнего оптимизма, то и без особой опаски.

История Шотландии известна отечественному читателю в основном по романам Вальтера Скотта, посвященным бурной переломной эпохе Английской революции и падения Стюартов. (Кстати говоря, в книге фигурирует один из «предков» главного героя «Квентина Дорварда» — Алан Дорвард.) В остальном Шотландия появляется на страницах книг и журналов только в роли непримиримой противницы Англии. Можно сказать, что в общем случае историки вспоминают о существовании этой страны лишь для того, например, чтобы объяснить некоторые неудачи, постигшие англичан в ходе Столетней войны и в ряде других случаев, когда андреевский крест представляется досадной помехой на пути английского льва. Самым известным эпизодом этой долгой борьбы является освобождение шотландского народа от английского ига под знаменами Вильяма Уоллеса и Роберта Брюса. Совсем мало внимания уделяется тому периоду, когда оба государства мирно сосуществовали на протяжении почти всего XIII века, а седые времена основания шотландской государственности совершенно ускользают из поля зрения исследователей.

Именно об этой эпохе и повествует книга Агнес Мак-Кензи «Рождение Шотландии». Шаг за шагом прослеживает автор процесс формирования шотландской нации: собирания шотландских земель от самых древних времен, когда этим краем владели неизвестные и таинственные племена пиктов, и до той поры, когда шотландская территория приобрела современные очертания. Несомненным достоинством книги следует признать искусное сочетание широкой панорамы общеевропейских событий и процессов, в контекст которых вписывается шотландская история, и умелого подчеркивания самобытности и своеобразия, с которыми эти процессы преломлялись в ходе собственно шотландского развития. Но, пожалуй, самое важное заключается в том, что она освещает именно тот исторический период, который, как мы уже упоминали, остается практически неизвестным широкому читателю. «Рождение Шотландии», несмотря на доступность и популярность изложения, отличается вдумчивым, взвешенным и серьезным подходом к описанию исторических событий. Автор предпочитает опираться на наиболее близкие к описываемой эпохе источники, а не полагаться на пропагандистские измышления позднесредневековых или даже современных «историков». Тем не менее ее интерпретацию источников также нельзя назвать некритичной. В общем и целом с течением времени, прошедшего с момента ее первого издания, эта книга не устарела (за исключением некоторых частностей, касающихся, в основном, ранней церковной истории), что может служить прекрасной рекомендацией для любого научного, а уж тем более научно-популярного, произведения.

Не может не импонировать и страстный патриотизм, который наложил характерный отпечаток на многие страницы этой книги. При этом нельзя не отметить то чувство меры, которое позволило Агнес Мак-Кензи удачно балансировать на тонкой грани, лежащей между патриотизмом и национализмом, особенно размытой, если речь идет о небольшой стране, находящейся в общем-то на обочине мировой истории и уже долгое время пребывающей под властью своего давнего противника. Не стоит сбрасывать со счетов и время создания книги — середину 1930-х годов, — когда поддержка расизма и национализма превратилась в государственную политику некоторых европейских стран. Автор не поддалась всем этим соблазнам, зачастую чрезвычайно облегчающим жизнь и труд историка. Единственным ее желанием оставалось стремление дать объективную и всестороннюю картину ранней истории Шотландии… а если этот объективный взгляд в каких-то моментах не препятствует восхвалению родной страны и служит укреплению национального самосознания, что ж — тем лучше.

Ранняя шотландская история не в меньшей степени богата драматическими сюжетами, парадоксами, взлетами и падениями, чем история любой другой страны, и книга «Рождение Шотландии», как нам кажется, поможет читателю не только заглянуть в глубь веков и познакомиться с доселе малоизвестными землями, людьми и событиями, но и, предоставив возможность побывать, так сказать, у колыбели шотландского народа и шотландского государства, глубже понять природу и характер Шотландии и шотландцев.

С. В. Иванов

И сказал я им: вы видите бедствие, в каком мы находимся; Иерусалим пуст, и ворота его сожжены огнем; пойдем, построим стену Иерусалима и не будем впредь в уничижении. И я рассказал им о благодеявшей мне руке Бога моего, а также и слова царя, которые он говорил мне. И сказали они: «Будем строить», — и укрепили руки свои на благое. Услышав это, Сана-валлат, Хоронит и Товия, Аммонитский раб, и Гешем Аравитянин смеялись над нами и с презрением говорили: что это за дело, которое вы делаете… Я дал им ответ и сказал им: Бог Небесный, Он благопоспешит нам, и мы, рабы Его, станем строить, а вам нет части, и права, и памяти в Иерусалиме.

Неемия 2: 17–20

Είς οίωυος άριστος άμύνεσθαι πφι πάτρης.

Лучший знак, что кто-то сражается за родину.

Илиада, XII (надпись, выгравированная на табакерке Вальтера Скотта)
Загрузка...