Жанры
Наука, Образование
Стр. 2 из 6

– Настолько, что от этого смердит. Будь вы на моем месте – и вы бы прятались. Я это чувствую по вашему запаху. Вы боитесь даже собственной тени. Неужели вы до сих пор не поняли, что я могу это чувствовать? Вы смотрите, но не видите меня, мистер Денис, Вы притворяетесь. А я не выношу, когда мне не доверяют. У меня все переворачивается внутри, и в бешенстве я могу убить.

Его голос, сильный и злой, заворожил меня, и я заметил, как он изменился, только когда он замолчал и перестал буравить меня взглядом. Весь его облик, манера держаться, речь – все поразительно изменилось. Вместо того чтобы бормотать на диком жаргоне, как в первый день нашей встречи, он говорил точно, ясно и с достоинством. Но при последних словах глаза его снова бешено завращались, и я увидел, как он сжал кулаки. Я вспомнил о пистолете в ящике ночного столика. Он задрожал и наклонился вперед всем телом, почуяв опасность.

И в этот миг я понял, что действую неправильно. Я решил пойти на огромный риск – сказать ему правду.

– Перестань, – сказал я резко. – Ладно, ты прав. Я боюсь тебя, и ты это знаешь. Нет смысла дурачить тебя. У меня в ночном столике пистолет, и на секунду я подумал, что он может мне понадобиться для защиты.

– Спасибо, – выдохнул он. – Я не знал, что это было и где, но чувствовал: что-то есть. Когда мне лгут или притворяются, у меня начинает болеть где-то глубоко в кишках. Доктор Ландмиер обещал меня вылечить. Он говорит, что я должен научиться жить среди людей, которые лгут и притворяются, тогда я стану нормальным.

– Этот доктор Ландмиер… Ты долго у него лечился?

– Восемь месяцев. Судья послал меня в психиатрическую клинику, а оттуда меня отправили к доктору Ландмиеру. Он лжец, как и все. Хоть он и думает, что помогает мне, бывают случаи, когда хочется схватить его за горло и заставить замолчать. Он лжет, а делает вид, будто верит мне и думает, что я не вижу его насквозь. Визит стоит мне полдоллара. Ха! Знаете, есть люди, которые платят ему пятнадцать-двадцать долларов в час. Вы считаете, что я сумасшедший, мистер Денис?

– Нет, не считаю.

– Вы лжете мне!

– Послушай, – сказал я, не пытаясь скрыть своего раздражения. – Такой, как ты есть, ты нужен в будущем. Если этот доктор что-то изменит в тебе, ты будешь бесполезен там.

– В будущем? – он широко открыл глаза.

– Да, в этом и состоит мое дело к тебе. Я мало что могу рассказать. Некое агентство, из будущего, собирает особенных детей, родившихся в то время, когда их способности остаются непонятыми. Такие дети, как ты, одиноки, над ними издеваются, они даже гибнут, потому что родились не вовремя. Но они могут жить счастливо и приносить пользу, если попадут в свою эпоху.

Маро присвистнул и откинулся в кресле.

– Ого, – сказал он, – Доктор Ландмиер хочет сделать меня нормальным. Мой старик, он священник, хочет спасти мою душу, Делия хочет сделать из меня мужчину. И наконец являетесь вы и говорите, что я совсем нормальный, но просто не вовремя родился.

– Именно так, – кивнул я.

Он вскочил и начал шагать взад и вперед, потирая руки и как бы принюхиваясь к чему-то.

– А вы? – спросил он. – Я не могу понять вашего интереса в этом деле.

Мгновенье я колебался, а затем решил продолжать говорить правду.

– Если я сумею уговорить тебя и ты покинешь это время, дав письменное согласие сюда не возвращаться, я получу полмиллиона долларов.

Он снова стал принюхиваться, а потом недоверчиво покачал головой.

– Нет, вы добиваетесь чего-то другого. Дело не только в деньгах. Вас интересует что-то, что больше денег.

– Нет, абсолютно ничего, – настаивал я. Он весь напрягся, ноздри его затрепетали от гнева.

– Как вы впутались в эту аферу, мистер Денис? Я думал, вы адвокат.

Я должен был вести себя так, чтобы он перестал дичиться и доверился мне. И я спокойно рассказал ему о том, как после окончания юридического колледжа в Гарварде вместо того, чтобы стать младшим партнером адвокатской фирмы «Денис и Денис», основанной моими отцом и старшим братом, я стал адвокатом по уголовным делам. Я объяснил Маро, что из-за этого превратился в глазах представителей высшей касты своей профессии в социального отщепенца, что мой отец лишил меня наследства, и что я первый раз в жизни почувствовал себя по-настоящему свободным.

– Работая в судах по уголовным делам, встречаешься с самыми разными людьми, – говорил я. – Ты, наверное, слишком молод и не помнишь случая с одним парнишкой. Он был разбит параличом, полная неподвижность всего тела, начиная от шеи. Его возили в инвалидной коляске. А обвинялся он в ограблении дюжины лавок. Шесть лет назад его дело занимало первые страницы газет.

– Что, что? – Маро подался вперед. – Это невозможно!

– Как он это делал, раскрыто не было, но однажды его застали на месте происшествия, а в его комнате полиция нашла целый склад пропавших драгоценностей. Я согласился взяться за дело и выиграл его. Но тогда я не знал, что он действительно был виновен.

– А как же?..

– Этого никто не мог понять, не только я. Целую неделю эта история не сходила с первых страниц газет. А несколько месяцев спустя, когда все поутихло, они установили со мной связь. Они – это люди будущего. Они знали, как он это делал, и он был им крайне необходим. Когда я выложил ему все, что знаю, он признался мне. Он был действительно парализован от рождения. Но это возмещалось тем, что он был телекинетик. Было очень забавно наблюдать, как этот парнишка усилием мысли передвигает предметы.

– Он согласился ехать?

– Ну, вначале он испугался. Я не виню его. Я тоже сначала отнесся к ним с подозрением. Я боялся, что это жулики или кто-нибудь еще похуже. Но они прислали ко мне человека. Он тоже был адвокат и убедил меня, что бояться нечего. Когда парень понял, что действительно может принести пользу человечеству, ему очень захотелось уехать. Время от времени мои клиенты появлялись снова. Я вступал в контакт с человеком, которого они наметили, получал согласие на отъезд, а об остальном заботились они. За последние пять лет я заключил с ними пять сделок. Вот все, что я знаю.

Маро сидел сгорбившись, не сводя глаз с моего лица.

– А другие тоже уезжали, не зная толком куда и зачем?

Я кивнул.

– Это одно из условий сделки. И мои клиенты придают ему особое значение. Ты должен доверять им.

– И вам – я должен доверять и вам. Я ничего не знаю о них, кроме того, что вы рассказываете. А я должен вверить вам свою жизнь, – глядя на ковер, он чертил на нем линии краем ботинка.

– Скажите, мистер Денис, а вы бы мне доверились? Доверили бы вы мне свою жизнь?

Его вопрос заставил меня вздрогнуть. Моим первым побуждением было убедить его, что доверил бы, но он все равно бы почувствовал, что это ложь.

– Нет, – сказал я, – лгать бессмысленно. Ты для меня, что дикий зверь, как я могу доверять тебе?

Загрузка...