Жанры
Наука, Образование

Соблазнительный телохранитель

Оставить комментарий

Стр. 1 из 46

Дженнифер Л. Арментроут

Соблазнительный телохранитель


Оригинальное название: Tempting the Bodyguard


by Jennifer L. Armentrout, J. Lynn

Серия: Gamble Brothers #3

Братья Гэмбл #3


Главы: 18 + Эпилог

Дата выхода в оригинале: 12 мая 2014

Переводчик: Александра Форд

Редактор: Александра Форд

Вычитка, контроль качества: Анастасия Смагина

Специально для группы •WORLD OF DIFFERENT BOOKS•ПЕРЕВОДЫ КНИГ•


Любое копирование без ссылки

на переводчиков и группу ЗАПРЕЩЕНО!

Пожалуйста, уважайте чужой труд!

Аннотация

Неуступчивая PR-агент Алана Гор в опасности. Манерой своей работы она приобрела множество неприятелей, но сумасшедший преследователь — совсем другое дело. Ей нужен телохранитель, и единственный человек, к которому она может обратиться до невозможного горяч и, как известно, любит женщин, готовых переступить черту безрассудства.

У Чендлера Гэмбла одно правило: не брать под защиту того, кого хочешь соблазнить. Но с Аланой он застрял в ловушке между работой и крайне настойчивым либидо. С одной стороны девушка, нуждающаяся в помощи. С другой — Чендлер, которому больше всего хочется подчинить себе этот вулкан в виде маленькой упрямицы. Заставить ее сходить с ума от удовольствия, пока она не окажется в его полном распоряжении.

Ей необходима защита. Ему — наслаждение. И как только они пересекут черту, все их демоны вырвутся на свободу.


СОДЕРЖАНИЕ


Оглавление

Глава 1

Глава 2

Глава 3

Глава 4

Глава 5

Глава 6

Глава 7

Глава 8

Глава 9

Глава 10

Глава 11

Глава 12

Глава 13

Глава 14

Глава 15

Глава 16

Глава 17

Глава 18

Эпилог


Глава 1


По всей поверхности недавно вычищенного кофейного стола были разбросаны вскрытые письма. Слабый аромат лимона, витающий в воздухе, напоминал Алане дом бабушки. Бабуля Гор зависела от чистящего средства «Pibe-Sol», как наркоман от героина. Старушка натирала им все, что только можно. Когда-то в детстве Алана использовала отполированные полы ее холла как горку, скользя по ним, словно пингвин.

Бабуля всегда соблюдала такой порядок, что иной раз это раздражало. В общем-то, превратившись во взрослую женщину, Алана переняла нелюбовь к беспорядку. У каждой вещи должно быть свое место и предназначение. А то, что лежало перед ней на столике, категорически не вписывалось в картину мира Аланы. Девушка медленно вдохнула и выдохнула.

— Не учите ученого, блять, — пробормотала она.

Бабушка, наверное, перевернулась в гробу — леди не подобает ругаться матом. Хоть мисс Гор и представляла образ благоразумного и ответственного человека, в узком кругу она материлась как уличный бандюган — привычка, которую невозможно было побороть со старших классов.

Девушка взяла одно из последних писем — то самое, прибытие которого она с содроганием ждала с февраля, и получила сегодня.

Закончив с восстановлением плачевной репутации знаменитого питчера Нэшионалз — Чада Гэмбла (о, она выполнила свою работу просто блестяще), Алана решила остаться в Вашингтоне. Что-то неумолимо тянуло ее в столичный город. Она так и не пустила корни в Лос-Анджелесе, чтобы тосковать по нему в командировках. Там у нее была лишь небольшая квартирка. К тому же ей хотелось убраться оттуда по некоторым причинам. Вроде писем на кофейном столе. Девушка полагала, что переезд в Вашингтон прекратит это. Кто в здравом уме будет преследовать кого-то через всю страну в другой временной зоне? Психически больной? Что ж, задачка.

Алана пригладила растрепанные на висках волосы и снова выругалась. Милый, сочный, короткий, но емкий мат-перемат. Нет, ее руки не дрожат. Она в порядке. Это всего лишь глупые бумажки от кого-то, кто, очевидно, выжил из ума. Письма не ранят людей.

Но эти письма...

Девушка подобрала другое послание. Ее губы превратились в одну тугую линию. Такими темпами у нее появятся преждевременные морщины. Она читала строчки уже десятый раз, и все же дрожь опять прокатилась по всему телу.

— Боже, — шепнула Гор, качая головой.

Письмо ничем не отличалось от девятнадцати других. То же раздражение, та же злость — ничего нового. Что уж скрывать, за последние пару лет Алана завела больше врагов, чем друзей. Но именно оно заставляло ощущать себя незащищенным параноиком, словно кто-то следит за ней.

— Очевидно, так и есть, дебилка! — пробормотала рекламщица, приказывая себе перестать подрагивать.

Именно это письмо пришло в конверте с маркой из Арлингтона, штат Вирджиния. Остальные отправили из Сан-Фернандо, Калифорния. Оно было напечатано на дешевой бледной бумаге. Без каких-либо украшений. Она что, не заслужила открытку или хотя бы цветочек? Алана усмехнулась, но веселье не продлилось долго, так как послание не располагало к юмору.

«Такие суки, как ты, должны дохнуть. Единственное, на что вы способны — ломать чужие жизни».

Какое изумительное приветствие! Далее шли угрозы о том, что Алане следует забыть о сне, потому что он — она полагала, это скорее «он», чем «она» — следит за ней. И в отличие от других писем, в этом была финальная строка: «Я буду наблюдать за тобой сегодняшней ночью».

Грудную клетку сжало, сдавив дыхание. Неважно, сколько раз она перечитывала это предложение. После семи пугающих слов в ее горле словно загоралось пламя, хотелось нестерпимо кричать. Но она никогда этого не делала.

Вернув письмо к остальным на стол и сложив из них аккуратный ряд, девушка встала. На трясущихся ногах она прошагала через гостиную и выглянула в окно на многолюдную улицу. На небольшом расстоянии цвели вишни. Ее взгляд переместился с розовых цветков на снующих людей, уворачивающихся от машин и спешащих вдоль тротуара. Мог ли он быть там, среди них? Может он смотрит на нее прямо сейчас? Нет! Она отошла от окна и заставила себя перестать сжиматься от страха. Ее глаза зажмурились. Если продолжать в таком же духе, она закончит как ее мать. Она не позволит... не позволит этому уроду сотворить с ней такое. Только она контролирует свою жизнь, все только в ее руках.

— Соберись, — Алана начала массировать виски.

Повернувшись к окну спиной, девушка открыла глаза. Комната была оформлена в минималистичном стиле, в серо-черных тонах. А ведь в детстве ей всюду хотелось видеть цвета радуги. Но это было до того, как она повзрослела и развила в себе то, что называется «вкус». Или, точнее сказать, до того, как превратилась в занозу в заднице. Кажется, так охарактеризовал ее Чад Гэмбл. Ну ладно, не он первый, не он последний.

Ее каблуки процокали по паркету к кофейному столику, возле которого она остановилась, уперев руки в бока и сузив глаза за прямоугольными очками. Алана должна взять контроль над ситуацией. А это значит, что нужно воспринять эти письма всерьез. Игнорировать их — то же самое, что делать вид, будто ты здоров, когда на самом деле задыхаешься от боли. Ничего хорошего не выйдет.

Загрузка...