Жанры
Наука, Образование
Стр. 1 из 71

Дорогой читатель!

Перед вами очередная книга из серии приключений психотерапевта Веры Алексеевны Лученко. Хоти что значит «приключения»? Просто люди, близкие нашей героине либо не очень близкие, попадают в разные затруднительные (порой опасные) обстоятельства. А Вера случайно оказывается втянута в них, или же ее просят помочь — и она не отказывает.

В этом романе разноплановые события будут перекликаться, они окажутся схожи, как рифмы в стихах. Но одни будут казаться очень важными, трагичными, а другие — нет. И Вере придется самой решать, как поступить. А это всегда нелегко: определять, что главное, а что второстепенное, тем более что для нашего славного доктора именно мелочи по обыкновению играют первостепенную роль.

У Веры Лученко, бесстрашной и сильной (на первый взгляд), случатся и личные проблемы. Проблемы, как вы, к сожалению, знаете, всегда случаются не вовремя, как раз когда ты занят чем-то очень важным, требующим напряжения всех сил и внимания.

Однако преодоление сложностей превращает нас в бойцов. Ведь Удача улыбается только тому, кого она сперва как следует потреплет и поболтает по ухабам, испытывая на прочность. Так что скажем «спасибо» нашей трудной действительности: она заставляет нас быть в тонусе, в очередной раз выживать назло ей и вопреки, вынуждает тренировать свою сопротивляемость.

Ну а наша Вера к тому же еще и предчувствует опасность, все знает наперед, а потому производит впечатление волшебницы. Думаете, сказка? Выдумка? А вот и нет. Просто интуиция, которой мы зачастую пренебрегаем, является для нее важнейшим инструментом, можно сказать, оружием.

На самом деле каждый из нас — некий эксклюзив от природы, укомплектованный ею огромным запасом вариантов для выживания. И эти варианты так или иначе проявляются.

Особенно приятно наслаждаться результатами полета фантазии художников, а тем более если речь идет о талантливой девочке — маленьком дизайнере большой моды.

И хотя в начале работы над романом один из авторов утверждал, что захватывающего детектива на моде и девочке не построишь (дескать, нет здесь места погоням, дракам, стрельбе и таинственным загадкам), второй твердо возражал: в мире моды столько интриг и загадок, что на десяток детективов хватит.

Вот так и получился лихо скроенный сюжет из самых разнообразных лоскутов. Персонажей романа, поселившихся у нас в головах, мы погружали в самые сложные, какие только могли выдумать, ситуации. Действовали они практически самостоятельно, нам оставалось лишь успевать записывать.

В результате родился компромисс: и экшн, и лирика, то есть увлекательная история.

Чем же все закончится, спросите вы? Тем же, чем заканчивается каждая наша книга с участием Веры Лученко. Пусть далеко не все добьются того, к чему стремились, добро одержит достойную победу. И в этом наша принципиальная авторская позиция!

Анна и Петр Владимирские

...

Все обстоятельства, имена героев и названия в этом романе вымышлены. Любое совладение следует признать случайным.

1. ПОХИЩЕНИЕ



Чем удивить праздного киевлянина, решившего в воскресенье выйти прогуляться по перекрытой для автотранспорта улице Сагайдачного? Решительно ничем его уже не удивишь. Спокойно пройдет он мимо велорикш, не посмотрит в сторону музыкантов-виртуозов, отвернется от лошади, катающей за небольшую сумму всех желающих. А на фокусников и акробатов всего лишь мимолетно глянет — и зевнет. Все, все уже видел пресыщенный зевака и гуляка, и привлечет его, наверное, только палатка с пивом.

Но не сегодня.

Сегодня отдыхающий киевлянин изумился бы: улица была перекрыта не для того, чтобы он мог пересекать ее в самых произвольных направлениях с бутылкой в руке, шатаясь среди толп таких же жаждущих. То есть совсем не для него. Но для кого же?

Понять это было трудно. Кордоны нарядных милиционеров плотно защищали центр старой киевской улицы от посторонних, пропуская лишь некоторые автомобили. И хотя и так было ясно, что в длинных белых лимузинах, джипах величиной со слона и низеньких аристократических «ягуарах» не простые люди сидят, право проезда за таинственное оцепление давали лишь после предъявления специальных пригласительных.

«Богачи гуляют», — ворчали оттесненные со своих позиций продавщицы цветов. Любопытные становились на ступеньки магазинов, залезали на столбы, вытягивали шеи. Издалека гремела веселая ритмичная песня. В ней легко узнавалась недавно популярная «La camisa negra» — о черной рубашке и любви. Мелодия на счет «раз-два-три-четыре» была так заразительно-зажигательна, что группы молодых людей уже становились в кружки и начинали приплясывать, подпевая: «Тенго ла камиса нера, ой ми амор эста де луто!»

— Да что же там за праздник такой? — спрашивали друг у друга прохожие.

Наконец нашелся один человек, из тех, кто всегда в курсе происходящего. Он сказал:

— Это открытие бутика Миры Ладыгиной. Ну, той самой…

— Тю, подумаешь, событие, — заметил кто-то. — В Москве у себя уже всех одели, теперь приехали нам втюхивать.

Там, куда простых смертных не пускали, действительно совершалось обычное мероприятие — открытие нового магазина одежды. Только обставлено оно было необычно. Сам бутик ни за что не вместил бы всех приглашенных, и часть праздника проходила прямо под открытым небом, на мощенном плиткой тротуаре. Накрытых столов не было, зато в густой толпе ловко скользили девушки на роликах с уставленными едой подносами в руках. Ласково улыбаясь, они предлагали выпить и закусить. Пузырилось шампанское, покачивалось в бокалах белое и красное вино, алели канапе с икрой, торчали разноцветные шпажки в крохотных бутербродах, и увенчивалось все это великолепие яркими аккордами винограда, киви, персиков и дынь. Греческий салат выглядывал из свернутой рулончиком ветчины. Буженина и разнообразные сыры благоухали так, что животы приглашенных начинали урчать и гости немедленно тянулись за угощением.

Только журналисты завистливо косились на еду вечно голодным глазом. Вначале им следовало выполнить свою работу, а уж после пресс-конференции можно было и оторваться.

Героиня праздника, сама Мира Ладыгина, стояла на ступеньках бутика в окружении нескольких человек. Знаменитому дизайнеру молодежной одежды исполнилось всего пятнадцать лет. Высокая, худенькая, но не страшноватой модельной худобой, а просто от природы стройная, с чертами девчоночьей, почти детской непосредственности и вместе с тем проснувшейся женственности. Запоминались ее лицо треугольного кошачьего абриса, острый вздернутый носик и окруженные веснушками выразительные глаза цвета крепко заваренного чая.

Загрузка...