Жанры
Наука, Образование
Стр. 2 из 87

Более странным кажется деление суток на 24 части, которые мы называем часами. Почему, собственно, на 24, а не 25 или 20? Почему, в конце концов, не на 12 частей? Однако если мы признаем реальность существования именно четырех времен дня и признаем их равновеликость, то нам станет ясно, что наиболее перспективными вариантами деления суток были бы варианты, кратные четырем: 12, 16, 24... В дальнейшем станет ясно, что необходима еще кратность трем, и потому останутся всего два варианта: 12 и 24.

Внутреннее строение года очень напоминает внутреннее строение суток. И это совершенно естественно, ибо и там, и тут речь идет о большем или меньшем присутствии в нашей жизни солнца. Так же легко выделить два стабильных времени года - лето и зиму. Именно летом и зимой достигаются экстремальные значения по длительности дня, по температуре. При этом длительное время кажется, что жизнь остановилась и ничего не меняется.

Весна и осень, напротив, время достаточно бурных изменений в природе, когда каждый день приносит что-то новое как в природе, так и в социальной сфере. Не случайно к осени приурочено начало учебного процесса, весной подводятся итоги. Большие, долгие дела на весну и осень планировать очень трудно, ибо все вокруг жаждет изменений и нововведений. Кроме того, у большинства современных людей именно весной и осенью, как правило, происходит сознательная или неосознанная смена интеллектуальных и физических устремлений.

Такова логика четырехтактного процесса. В дальнейшем придется столкнуться с логикой три плюс один. Но пока не будем на этом останавливаться.

Деление года на 12 частей изначально неочевидно. Вопросы те же, что и при делении суток на 24 части. Если пытаться ввести дополнительный фактор, например, 28 лунных суток, то, скорее, должно быть 13 месяцев (28х13=364). Однако тут срабатывает тот же принцип симметрии: число месяцев должно быть кратно четырем и, как скоро выяснится, еще и трем.

Теперь о длительности человеческой жизни. Здесь мы уходим от астрономии, от равномерности и уравниловки. Человеческое бытие приучает нас к мысли, что время умеет спрессовываться и растягиваться, мчаться как стрела и ползти как улитка. Процессы старения видятся нам очень медленными, будто у старости нет даже сил быстро свершиться. Процессы взросления детей, напротив, кажутся нам чрезмерно бурными, особенно когда их наблюдаешь на фоне мало меняющихся папы и мамы и почти совсем не меняющихся бабушки и дедушки.

Во внутренней структуре человеческой жизни по неочевидной причине выделяется не четыре сезона, а три периода: детство, которое естественно сравнить с весной, зрелость (возмужание), которое столь же естественно сравнить с летом и, наконец, старость (духовную зрелость), вполне сравнимую с осенью. Зиме в человеческой жизни места не нашлось, ибо зима символизирует телесное замирание, в данном случае смерть. Впоследствии окажется, что внутри трех частей человеческой жизни все же есть свои сезоны. В результате возрастов в жизни человека окажется все же 12, столько же, сколько месяцев в году.

На этом можно было бы остановиться, если бы не одно "но". Этим "но" оказался гороскоп. Сначала зодиакальный, подтвердивший догадку о существовании внутри года именно 12 месяцев, а за ним и годовой гороскоп, придумавший то, чего, кажется, нет в природе - 12-летний цикл.

Отринув смешные натяжки 12-летнего цикла на юпитерианский цикл или цикл солнечной активности, остановимся на том, что умножение года на 12 происходит по той же самой причине, что и деление его на 12. Можно называть эту причину неким принципом бытия, принципом взаимодействия человека и времени, или даже более строго и научно - принципом квантования времени.

Представить это можно так, что любая единица времени, попав в сферу действия человека, приобретает способность делиться на двенадцать или умножаться на 12. Таким образом рождаются и 12 возрастов человека, и 12 знаков зодиака, и 12 знаков восточного гороскопа, а также 12 двухчасовых отрезков внутри дня и неведомая пока миру 12-дневка.

Можно сказать и по-другому. Человек, пребывая в реальном времени, имеет тенденцию генерировать 12-тиричную типологию (чего нет, скажем, у животных, растений, минералов и т.д.). Основу для типологии он берет из неких основных природных, эволюционных категорий. Так, восточный гороскоп имеет своей основой вроде бы 12 зоопсихологических типов, зодиакальный гороскоп - 12 достаточно случайных символов. Однако легко догадаться, что в основе как одного, так и другого гороскопов лежат одни и те же принципы временной эволюции. В частности, один из принципов (четверичный) нам уже знаком по сезонному строению суток и года. Другой принцип (троичный) также знаком нам по многим религиозным, философским, возрастным системам и чисто бытовым наблюдениям.

Первая группа принципов истории

Подводя первый промежуточный итог, можно сказать, что к научному изучению истории нас ведут два принципа.

Принцип 1: История - это не наука о прошлом, а наука об историческом процессе. При этом между прошлым и будущим нет принципиальной разницы, ибо все, что происходит, подчинено объективным законам.

Принцип 2: Основой исторического процесса является пересечение двух систем - Времени и Человека. При этом пересечении обе системы теряют свою равномерность. В результате Время квантуется (кратно 12), а Человек дробится на типы и подтипы (кратно 12).

Часть I

АРИФМЕТИКА ИСТОРИИ

Каждой науке нужны свои элементарные частицы. Для химии это химический элемент, для физики - нейтрино, протон, фотон (и т.д. ... всего около 350 наименований), элементарные частицы. В биологии упорно пытаются все разнообразие живого мира свести к комбинации генов (ген - единица наследственного материала, ответственная за формирование какого-либо элементарного признака).

Без элементарных частиц не построишь никакой науки, ибо тонешь буквально в необозримых нагромождениях все большего и большего количества информации, теряешь всякую возможность общаться с коллегами, уподобляешься слепцу, который не ведает что творит, куда идет...

С элементарными частицами жизнь науки становится прекрасной (если частицы определены верно). Появляется вдохновляющая красота, появляется стройная теория, все обретает смысл, а главное, является способность предсказывать возможные результаты того или иного действия, того или иного эксперимента. Собственно, именно появление разного рода элементарных частиц смогло отделить одни науки от других. Химия поставила себе предел не копаться в ядре химического элемента, биология обязала себя (хорошо бы генетики об этом не забыли) не заниматься выращиванием в реторте гомункулуса. Поставив эти пределы, ученые смогли ограничить себя в бесконечном стремлении к детализации и углублению. У химиков появились золото, ртуть, сера, фосфор, а главное, исчезла иллюзия, что из ртути можно получить золото (для ядерного физика в этом переходе ничего запретного нет). Ну, а потом произошло чудо чудесное: когда элементов стало достаточно много, Дмитрий Иванович Менделеев построил из них Периодическую Систему. Вот бы обрести такую же систему в истории!

Загрузка...