Жанры
Наука, Образование
Стр. 1 из 7

1. ШЕЛ НЕГР

Негр Мумбо шел по улице им. Миклухо-Маклая… Он шел в сторону метро… Он курил ЯВУ за 6 руб. В дурацком цветастом свитере, в вьетнамских фальшивых адидасовских штанах, в бейсболке и кроссовках… Ему было хорошо.

До этого, когда он жил в АФРИКЕ, он пять лет ходил в школу, играл в баскетбол и дико таращился на мир, а также с палкой и бубном шастал по улице. Но в России ему понравилось больше чем, например, когда он целый день сидел на пальме, выслеживая негритянку тутси. Во время секса она смердела, а иногда и пердела. А в больнице, в Москве, куда он часто попадал после раздачи пинков со стороны урелов и скинов, всегда давали еду и можно было ничего не делать. Особенно, нравилось ему показывать свои раны медсестрам…

2. В АФРИКЕ. ЧУДЕСНЫЙ АБОРТ

Он вспоминал:… как хорошо, что полковник Дервиль поручил им взорвать лагерь тутси… Когда коммандос и банда местных африканских детей ворвалась в горящий лагерь, они бегали с палками и добивали шевелящиеся обрубки черных окровавленных тутси. Негритята поймали беременную тутси, сделали ей аборт, а потом трахали в окровавленную дырку. Негр Мумбо смотрел на это выпученными глазами, но потом он захотел срать и пошел под пальму. Тем временем его друзья награбили кучу всего, а ему не досталось ни хуя… Белый французский солдат подарил ему 5 франков, после чего дал лопату, сфотографировал на фотоаппарат и приказал копать яму.

Когда белые коммандос съебались на вертолете, приехали тутси на грузовиках с пулеметом и «калашами». Всех дико замочили — и его хотели, но потом передумали, потому что он копал яму… Тутси приказали ему сбросить в яму трупаки его друзей, но тут прилетели вертолеты и забросали тутси бомбами. Мумбо спрятался в яме под трупами и остался жить. Вечером, с какой-то теткой у трупаков он насобирал кучу мелкого прайса, завернул в целлофановый пакет и пошел в сторону Родезии… В лагере повстанцев он познакомился с негритятами, которых посылали на учебу в чудесную страну Россию…

3. ПРОЩАЙ, ШКОЛА

На выпускном вечере московский пацан Борька Манякин познакомился с девкой из параллельного класса — Светкой. Она была дико развратная, с панковским зеленым хаером и в майке «Sex Pistols». Во время дискотеки она в дабле вместе с пацанами пила пиво и коктейли в железных банках. Борман был от нее без ума и даже, как взрослый парень, уже хотел жениться, но она ему постоянно не давала, а давала другим, от чего он иногда бывал в диком бешенстве.

В середине лета вся туса, а также дворовые люди, двинули на Казантип. Борька — Борман за себя и Светку вложился деньгами, скопленными родителями на модный компьютер.

Целыми днями они плясали под рейв, пили портвейн и курили план. Светка пыхтела как паровоз, а ему не нравилось — ходишь как дурак, ничего не понимаешь. На третий день их палатку обокрали, и Борман полностью остался на бобах. Светка сказала, что некие люди обещали им помочь, но надо толкануть травку. За два дня они срубили неплохой куш, но после того, как на его глазах окочурились герла и какой то чувак из Мариуполя, ему стало херово. Борман устроил Светке скандал, и выбросил травку в море. Светка сказала, что он — непродвинутый лох, и куда-то съебалась. Вскоре его подозвали три хохла и дали диких пиздюлей; после экзекуции хохлы сказали, что утопят его в море, если он не вернет прайс за пых. Спиздив у кого-то мобильник, он позвонил в Москву и спросил у Толика (у которого брат сидел), че ему делать.

— Че делать? Как ночь настанет, вали на хер на последнем троллейбусе. Дуй в Симферополь, а там разберешься.

— А Светка? Ее тоже могут завалить.

— Светка не пропадет! Поебется! Вещей всяких спизди на дорогу. Все.

4. ДОЛГАЯ ДОРОГА

Когда солнце опустилось за горы и все вокруг ожило и заколбасилось, Борман, уложив в кепку гребень и собрав оставшиеся пожитки в рюкзак, окольными путями двинулся из лагеря. Пиздить он ничего не стал, не такой он человек был… Прихватил только пару пачек сигарет и бател пепси. По дороге чудом не столкнулся с хохлами.

Около десяти вечера он вышел на трассу, где сел на троллейбус и за 4 гривны добрался до Симферополя, где тут же загремел в ментуру. Ввиду отсутствия паспорта и наличия зеленого гребня, был дико отпизжен украинским «беркутом» и заперт в каталажку.

Утром, когда «беркут» съебался, русский крымский мент вывел его на улицу и выкинул рюкзак. Бомжи привели его в Белый Симферопольский храм, где какая-то иностранка дала ему 10 гривен. За эти деньги он, по совету хипарей, на перекладных электричках двое суток добирался до Мелитополя. По дороге он еще раза два в электричке получил пизды от урелов. В Мелитополе его также загребли в ментуру и заставили разгружать вагон с углем… Местный татарин за то, что он два дня таскал ему на перрон ящики с фруктами, купил Борьке — Борману билет до Белгорода… В Харькове хохловская таможня хотела его ссадить… Но арестовали его в Белгороде… Он просил заступиться за него проводников и пассажиров, но всем было по херу… Только моряк — служивый заступился за пацана и оплатил билет до Москвы. Вскоре он же позвал его бухать в ресторан, где, обожравшись до свинства, устроил драку… В Туле их обоих загребли в ментовку. На вторые сутки за ним приехали родители. Папаша отстегнул ментам, а ему засветил по башке дедовской клюкой. Всю дорогу папаша не проронил ни слова… Но дома мамаша его жалела и защищала от отца…

5. ВОЗВРАЩЕНИЕ СВЕТКИ

По приезду в Москву Светка сказала, что он полный дебил, что свалил и бросил ее. Она сказала, что панки объединились и замочили хохлов, и что она теперь дикий панк и круто тусуется с панк — музыкантами, и, если он не хочет быть лохом, надо тусоваться…

Но отец его дико напряг, и он каким то чудом поступил в институт. В ДК МАИ студенты все были полные мудаки и наркоманы, но чтобы слыть модным, он тусовался с ними и даже ходил с ними на митинг и акцию СПС по стритболу, где в конце выступал Децл, от которого ему хотелось блевать…

6. В МОСКВЕ: СНАЧАЛА СКИНХЕД БЫЛ ПАНКОМ


…После концерта групп «НАИВ» и «Дистемпер» в «Р — клубе», куда его затащила девка из соседнего дома, он получил нехилых пиздюлей от скинов, которые прятались за забором кладбища. Этот вечер был самый ужасный в его жизни, так как он потратил все свои деньги, девка не дала, получил фингал и еще скины порвали новую майку с картинкой листа анаши.

Борман сидел, курил «Приму» и думал, кто во всем этом виноват. После недолгих размышлений он решил, что во всем виноваты «4 Таракана» и «Наив», особенно вокалист из «Наива» — Чача и еще, что в «Р — клубе» мерзкое пиво, «Жигулевское» в местном ларьке за 9 рублей было лучше. Чтобы отомстить Чаче и Светке, первым делом он пошел в ванную, побрился под ноль, а потом в подтяжках и джинсах вышел на балкон, стал курить и смотреть, что творится в его родном дворе…

Загрузка...