Жанры
Наука, Образование

Грех - имя твое, женщина (СИ)

Степанида Воск

Рейтинг:


Оставить комментарий

Стр. 1 из 62

Грех — имя твое, женщина
Степанида Воск

Я с опаской зашла в полутемную комнату, с порога дохнувшую на меня жаром. Как будто попала в раскаленную доменную печь, настолько мне показалось в ней горячо.

— Ириш, что так долго? Весь жар выстудишь. Заходи уже, — услышала требовательное.

— Да боязно как-то, Марин, — ответила я одной из подруг, уже расположившейся на широкой полке в сауне.

Я раньше никогда не была в финской бане. В парилке настоящей русской бани была. Даже любила. Особенно мне нравился запах березовых листьев, распаренных в горячей воде с добавлением хмеля для запаха. Там я могла сидеть часами. Мне все было нипочем, ни жар, ни духота. Я прекрасно переносила влажный пар, чувствуя себя заново рожденной после посещения русской бани.

А вот сегодня меня девчонки, Маринка с Ольгой, уговорили сходить с ними в сауну. У нас в городе не так давно открылась особо элитная, как называли в народе «для богатеев». В ней все поражало роскошью и достатком. Это было видно от подъездной дорожки, а для нас от подходной тропинки. Ведь я шла с девочками пешком, по дорогой брусчатке, выложенной с особой тщательностью. Внутри сауны был огромный бассейн, в котором можно было не только плавать, но и соревноваться. Три бассейна поменьше. Один женский, другой мужской, третий детский. Так их прозвали из-за размеров и глубины. Парных было тоже несколько. Об их количестве я слышала, но не запомнила. Одна из парных была для особо богатых, виповских персон. Так говорили в народе. Ничего в ней такого-эдакого не было. Парная, как парная.

Я оглядела место, куда нас под страхом смерти пригласил Ольгин бойфренд. Он работал охранником у хозяина заведения. Поговаривали, что мужчина раньше носил форму, да только с законом случился конфликт, в результате чего форму он снял и подался в большой бизнес. К нему в руки очень удачно упало наследство от дедушки. Дедуля тоже парень был не простой. Ведь только непростые могли обогатиться в советские годы и остаться безнаказанными. Он смог. В результате соединения ума и дедушкиных денег, а так же нескольких оборотов в прибыльных делах получилась вот эта сауна для богатеев.

Не будь Ольгин парень тут охранником, не лежать нам на элитной полке и не греть свои задницы виповским паром.

А еще тут в сауне работал массажистом один парень, говорили, что у него руки золотые. После массажа, словно заново рождаешься. Виталик, Ольгин кавалер, обещал организовать с ним встречу.

— Ну как, Ириш, тебе элитная сауна? — спросила Маринка, обмахивая лицо. Можно подумать, что от этого ей станет легче дышать. Наоборот, только жарче.

— Нормально, — я улеглась на самую верхнюю полку, чтобы получше прогреть косточки.

— Тут сам хозяин, свои мощи парит, — с неким благоговением произнесла девушка.

— А чем его мощи от наших отличаются? — особым подобострастием я никогда не страдала, а потому не прониклась пиететом к незнакомому мужчине.

— Так этого «его» сауна, — с ударением пояснила Маринка.

— Нам пора уходить? — уточнила на всякий случай.

— Нет.

— Так чего тогда вы раскудахтались? — мне было хорошо. Удовольствие было практически полным.

— Пошли в бассейн. Мне жарко, — пожаловалась Ольга и первой отправилась к выходу.

Пришлось последовать за девушкой. Стадная привычка не позволила получить удовольствие до конца. Плавая в бассейне, я с каждым мгновением все больше и больше сожалела о том, что не осталась в сауне. Наконец, мое состояние разочарования достигло максимума и я, наплевав на стадность, заявила, что хочу еще чуть-чуть попариться. На что мне покрутили у виска и обозвали больной на всю голову. А что делать? Люблю я жар.

В итоге я одна оказалась в парной. Поскольку никого кроме меня не было, я решила не особо скромничать. А потому сняла с себя купальник, расстелила полотенце и улеглась на полку, дополучать удовольствие. Я решила, что девочки и так меня голой видели, а чужие тут вряд ли ходят. Да так расслабилась, что задремала на несколько секунд. А когда проснулась, то почувствовала, что кроме меня еще кто-то есть в парной. Мужской силуэт нельзя было спутать с женским.

Я была настолько разморена жаром, что не подумала стушеваться. Видимо мозги под действием высокой температуры расплавились и плохо выполняли свою функцию.

Мужчина молчал.

Я с трудом думала кто-же это может быть. На Ольгиного бойфренда мужчина был явно не похож. Тот слишком щупл и худ по сравнению с тем, кого я видела. И тут мне в голову пришла мысль. Это же, наверняка, обещанный массажист. В народе рассказывали, что мужчина потерял зрение то ли в горячей точке, подорвавшись на мине, то ли в перестрелке, но в итоге остался слепым. И чтобы как-то зарабатывать себе на жизнь пошел на курсы массажа. Да у него так стало получаться хорошо, что к мужчине выстраивалась очередь на прием. И вот он передо мной. Мне просто несказанно повезло. Похоже, что Виталик выполнил обещанное.

— Масло вот здесь. У меня, — произнесла я, шаря по полке. Я, не будь дурой, захватила свое и весь вечер таскалась с флакончиком, как дурень со ступой.

— Зачем? — услышала я бархатистый голос, пробирающий до костей. Казалось, что от его звучания все волоски на теле встали по стойке смирно и начали раскачиваться в такт голоса.

— Мне сказали, что для массажа надо свое масло приносить, на которое нет аллергии, — пояснила я, балдея от звучания голоса мужчины.

— А, — односложно сказал он и взял из моей протянутой руки флакон с маслом. Я еще подумала, что для слепого он очень хорошо ориентируется в пространстве. Но тут же вспомнила и другое. Все кто лишен зрения, очень хорошо слышат. Вот и умудряются как летучие мыши «видеть» предметы ушами.

— У меня на крестце был накол. В детстве упала не совсем удачно. Если можно, то там разомните получше, — попросила мужчину.

— Хорошо. Разомну. Получше, — пообещали мне, прежде чем приступить к массажу.

Я улеглась на полке, как было мне гораздо удобнее, то есть лицом к стене. И тотчас почувствовала на своей спине руки, размазывающие масло. Оно в сауне нагрелось и даже чуть было горячим. Мужчина не спеша повел руками по спине, принявшись совершать поступательные движения вдоль ребер. Руки были не сказать что нежные, скорее чуть грубоватые, но оттого было гораздо приятнее ощущать их на своей коже. Плавные движения чередовались с круговыми вращательными, быстрыми отрывистыми. Мои мышцы под умелыми руками пели от наслаждения. Однако мужчина все больше уделял внимание верхней части спины, не затрагивая поясницы, а тем более крестца.

— Про крестец не забудьте, — напомнила я разомлевшим голосом.

Загрузка...