Жанры
Наука, Образование

Приключения Гугуцэ (Художник И. Кабаков)

Спиридон Вангели

Рейтинг:


Оставить комментарий

Стр. 1 из 12

ШАПКА ГУГУЦЭ

Всё началось с того, что отец сшил для Гугуцэ слишком большую шапку.

— Она падает на глаза, отец.

— А ты подымай её, Гугуцэ. Вот и найдётся у тебя дело на всю зиму.

Ах, вот как! Значит, других дел у Гугуцэ нет? Ну, это мы ещё посмотрим!

Утром Гугуцэ поднялся раньше всех, вышел на цыпочках во двор и потихоньку накормил овец. Отец приходит, а Гугуцэ уже катается по загону верхом на баране.

— Доброе утро, Гугуцэ!

— A-а! Привет, отец! — и машет рукою: неси, мол, корм обратно.

Так Гугуцэ начал ухаживать за овцами.

А мороз силу набирает. Идёшь по улице, снег под ногами скрипит, как будто наступаешь на струны.

Шёл Гугуцэ по дороге, догнал девочку-первоклассницу. Бедняжка вся посинела от холода. Взял Гугуцэ у неё книжки, а девочка — руки в рукава и вприпрыжку за ним. Нёс-нёс Гугуцэ книжки под мышкой, и вдруг пришла ему в голову прекрасная мысль. Дай, думает, суну их в шапку, хватит в ней места и для книжек и для головы. Снял Гугуцэ шапку, но тут он поглядел на девочку и спросил:

— Холодно тебе? Скажи правду.

— Немножко, — стучит зубами девочка.

— Так возьми мою шапку.

— Нет, Гугуцэ. Ты же замёрзнешь. Да и не носят девочки таких шапок.

— Не хочешь — не надо, — сказал Гугуцэ. — Пусть остаётся на дороге.

И поставил шапку на снег.

Идут они — впереди Гугуцэ, за ним девочка. Идут и оглядываются. Стоит шапка на дороге одна-одинёшенька, бросил её хозяин.

Постояла шапка, постояла, собралась с силами и как вдохнёт в себя воздух. Вдохнула и выросла.

Заметил это Гугуцэ, вернулся, поднял шапку, надел её сразу на себя и на девочку. Идут они вместе, шапка их от мороза прячет.

С тех пор не успеет первый класс выйти из школьных ворот, а Гугуцэ уже тут как тут. Спрячет под шапку семь или восемь девочек и отведёт их домой. Даже учительница однажды шла под ней из школы вместе с ребятами. Люди смотрели на это и руками разводили:

— Ну и шапка! С хороший стог сена! Чудеса, да и только!

Отведёт Гугуцэ детей, и шапка сразу становится маленькой, чтобы её можно было на вешалку повесить.

Но однажды шапка подвела мальчика. Он ей и то обещал, и другое, и гладил её, и упрашивал — шапка не растёт. И надо же -было этому случиться как раз тогда, когда от мороза в школе звонок охрип и во всём селе ни одна собака лаять не могла.

Пришёл Гугуцэ домой и всё понял: он же утром овец не накормил! Хлопнул Гугуцэ себя по лбу — не забывай про дела. И шапка опять стала его слушаться.

И вот захотелось Гугуцэ укрыть под шапкой всё село со всеми домами. И он стал кормить соседских овечек. Шапка стала расти, расти, пока всё небо собой не заполнила.

Под шапкою наступила весна. Правда, электричество горело и днём. Но жизнь под шапкой шла как ни в чём не бывало: гудели машины, скрипели журавли колодцев. А люди ходили без шапок. Во-первых, и так тепло, а во-вторых, все их шапки вошли в огромную шапку Гугуцэ. На всё село осталось несколько шапок. Для тех, кому в город ехать за халвой, за бубликами или по делам. Ведь стоит выйти из-под волшебной шапки Гугуцэ, как снова попадёшь туда, где хозяйничает зима.


ДОЛГ

Навёл Гугуцэ порядок во дворе и вдруг вспомнил, что должен двоюродному брату копейку.

— Завтра Новый год. Может, у них денег нет. Надо вернуть.

Мамы дома не было. Гугуцэ зашил копейку в подкладку шапки, чтобы не ограбили по дороге, вооружился пистолетом — пусть попробуют! Положил в карман мамину фото карточку, поднял воротник и зашагал в соседнее село, где жил его двоюродный брат.

По дороге мальчика догоняли то сани, то машины. Догонят и остановятся. Догадались, как видно, шофёры, что у Гугуцэ найдётся чем заплатить.

— Я лучше пешком, — говорил Гугуцэ. — Новые сапоги надо разносить.

Вот и мост через Рэут. Осталось полдороги. Затосковал Гугуцэ по маме, вынул фотокарточку, вздохнул:

— Бедная мама!

Подул в ладошки и двинулся дальше.

Снегу делать нечего, знай себе скрипит под ногами.

Ещё две машины догнали Гугуцэ:

— Садись, парень.

— В гору едете, — отвечал Гугуцэ. — Машине тяжело. Вот пойду обратно, тогда и подвезёте.

В соседнем селе дети уже ходили от двора к двору и поздравляли хозяев с Новым годом. Они выкрикивали пожелания, орали во всё горло «Гей-гей!», махали колокольчиками и получали за это монетки и калачи. Калачей было так много, что дети нанизывали их на палки и тащили на плечах.

Гугуцэ сдвинул шапку на затылок (пускай лбу не так тяжело будет думать) и сказал сам себе:

— А не купить ли мне за мою копейку колокольчик? Вот будет дело, если я приду к брату с полной палкой калачей!

Тут из соседнего двора вышли мальчик и девочка, такие маленькие, что колокольчик повесили на палку и тащили его вдвоём.

Гугуцэ сразу надвинул шапку на лоб: ну нет, с мелкотой он не пойдёт, такие, как он, поздравляют ночью.

Но вот Гугуцэ услышал, что у малышей звенит колокольчик, отбросил шапку на затылок и опять задумался. Эти двое, верно, считают, что Гугуцэ тоже маленький и начнёт проситься к ним в компанию. Как бы не так! Гугуцэ сам удивился, когда сказал им:

— А ну, поздравляйте-ка меня!

— Прямо здесь? На дороге?

— А то где же? Я ведь не здешний.

— На дороге не поздравляем, — сказал малыш и двинулся дальше.

А девочка осмотрелась и шепнула:

— Ты, дядя мальчик, зайди вон в тот двор, и мы тебя поздравим.

Три шага — и Гугуцэ во дворе.

Малыш щёлкнул кнутом и начал:


Разрешите петь, кричать,
Вас, хозяин, величать?

Гугуцэ кивнул головой:

— Разрешаем!

И девочка запела новогоднюю песенку-колядку:


Как у дядюшки Трояна
Конь проснулся утром рано
И заржал: «Хочу пахать,
Не желаю отдыхать!»
Если б я калачик съела,
Я б тебе погромче спела.


Гей-гей!
Звони веселей!

— Кто из вас казначей? — спросил Гугуцэ.

Малыш выступил вперёд, а Гугуцэ добыл из шапки монетку и протянул ему. А вместо калача отдал свой пистолет. Грабители теперь не страшны.

До чего ж обрадовались малыши!

Гугуцэ сказал, чтоб они и в будущем году не забыли его поздравить, и пошёл домой.

Двоюродный брат как-нибудь потерпит до другого раза, но каково бедной маме, у которой перед самым Новым годом пропал сын?


ДОЖДЬ

Тучки с солнышком в прятки играли. Одна закрывала собою солнце, а другие по небу носились, искали, где бы спрятаться получше. На земле-то можно и за сараем укрыться, и за скирдой соломы, и под лавку залезть. А в небе — вот обида! — ничего этого нет. В какие бы уголки неба тучки ни забежали, солнце тут же ловит их своими лучами.

Загрузка...