Жанры
Наука, Образование
Стр. 1 из 43

Предисловие

Предлагаемая читателю книга известного польского журналиста Я. Вольневича посвящена одному из архипелагов Океании — Новым Гебридам. «Черный архипелаг» написан автором после того, как он посетил новогебридокие острова в 1975–1976 годах.

Я. Вольневич в живой, увлекательной форме рисует современную жизнь островитян, их обычаи, обряды, верования. В книге немало интересных экскурсов в историческое прошлое коренных жителей, рассказов о процессе колонизации островов Англией и Францией, установивших на Новых Гебридах редко встречающуюся в истории колониализма форму управления — кондоминиум (совладение), сохранившуюся до конца 70-х годов XX века. В «Черном архипелаге» рассказывается об упорной борьбе островитян против колонизаторов, приведшей к тому, что в 1980 году Новые Гебриды получили независимость.

Я. Вольневич не ставил, естественно, перед собой цели дать связный очерк истории Новых Гебрид. Поэтому его характеристики политического и экономического развития архипелага кратки и несистематичны. В этой связи представляется целесообразным дать небольшой вступительный обзор исторического развития Новых Гебрид в XIX–XX веках.

Новые Гебриды европейские мореплаватели впервые посетили в самом начале XVII века, но до XIX века не проявляли к ним большого интереса. Вначале острова эпизодически навещали китобои, торговцы сандалом, а главное — работорговцы. Во второй половине XIX века на Новые Гебриды обратили свое внимание а!равительства Англии и Франции. Так как ни одна из сторон не могла добиться преимущества, то в 1878 году они договорились о «взаимном воздержании» от аннексии островов. Частные предприниматели обоих государств действовали на Новых Гебридах весьма энергично. Так, в 1882 году была организована Каледонская компания Новых Гебрид, которая в течение короткого времени скупила у коренных жителей 607 кв. км земли, а в 1886 году закрепила за собой уже 2832 кв. км.

Экономическое проникновение повлекло за собой и политическое, для чего был выдвинут испытанный предлог — охрана жизни и имущества своих подданных. В начале 1886 года два острова архипелага оккупировали небольшие отряды французских войск, что вызвало недовольство колонистов, особенно австралийцев и новозеландцев. Однако французское правительство, продолжая держать войска на Новых Гебридах, в то же время заявляло, что не имеет намерения захватывать острова и тут же отзовет свои отряды, как только будет обеспечена достаточная безопасность жизни и собственности французских поселенцев.

Тогда Англия предложила Франции проект соглашения о Новых Гебридах, с тем, однако, что эвакуация французских войск «не будет отложена далее зафиксированной даты». Французское правительство быстро ответило согласием провести «эвакуацию французских постов с Новых Гебрид на данных условиях, если не представится возможным сделать это ранее». 16 ноября 1887 года в Париже была подписана конвенция относительно Новых Гебрид. «Я вступила, — говорилось в послании королевы Виктории британскому парламенту, — в соглашение с Французской республикой о защите жизни и собственности в группе новогебридских островов совместной морской комиссией». Конвенция предусматривала создание объединенной морской комиссии из английских и французских морских офицеров, которая должна была «охранять порядок и защищать жизнь и имущество британских подданных и французских граждан на Новых Гебридах».

Однако деятельность комиссии не удовлетворяла ни англичан, ни французов. Поэтому в 1904 году создали англо-французскую комиссию для обсуждения обстановки и выработки необходимых рекомендаций. После весьма продолжительных дискуссий 20 октября 1906 года была подписана конвенция об установлении на Новых Гебридах англо-французского кондоминиума. Конвенция объявляла Новые Гебриды районом «взаимного влияния и управления». Британские и французские подданные получали одинаковые права и ставились под юрисдикцию своих государств. Подданным других стран предоставляли аналогичные права, но они были обязаны в течение шести месяцев определить принадлежность к английской или французской правовой системе. Стороны назначили своих верховных комиссаров, имевших право делегировать власть резидент-комиссарам. Каждый комиссар имел полицейские силы, которые для выполнения определенных действий могли объединяться под совместным командованием обоих комиссаров.

Английские и французские деньги и банкноты признавались законными платежными средствами. Каждая сторона оплачивала расходы по содержанию своей администрации. Расходы же по содержанию объединенных управленческих служб и Объединенного суда оплачивались из средств, которые складывались из налогов, установленных объединенной властью. Сохранялась Объединенная морская комиссия, и по-прежнему ее деятельность была практически бесконтрольной. Конвенция не предусматривала создания на островах какого-либо законодательного совета.

Коренные жители островов не получили подданства; ни Франция, ни Англия не брали их под свою защиту. Власть на местах принадлежала комиссарам, им предоставили право вводить в действие нормы, обязательные для племен. При этом конвенция лицемерно призывала комиссаров уважать местные обычаи, если они «не противоречат порядку и требованиям человечности».

Органы кондоминиума, созданные в соответствии с конвенцией, поражали своей громоздкостью: два типа законодательства, две группы должностных лиц, две валюты, даже два флага и два вида почтовых марок. Когда же этот механизм был пущен в действие, то оказалось, что работает он крайне плохо. Власти уже в 1914 году вынуждены были созвать конференцию по пересмотру конвенции. Новая конвенция из-за начавшейся первой мировой войны была ратифицирована лишь 18 марта 1902 года и объявлена на Новых Гебридах в 1923 году. По существу, в управлении она ничего не меняла. «Правительства сделали лишь небольшие улучшения, — пишет американский ученый Л. Мандер, — но основные недостатки… сохранились».

Совместное управление Англии и Франции вплоть до 70-х годов не привело к сколько-нибудь серьезному развитию самоуправления. Высшая власть по-прежнему сосредоточивалась в руках объединенной администрации, в которую на равных правах входили английский и французский верховные комиссары. Штаб-квартира английского верховного комиссара, который одновременно являлся верховным комиссаром в западной части Тихого океана, находилась в Хониара (Соломоновы острова), резиденция французского верховного комиссара — в Нумеа (Новая Каледония). На местах их представляли резидент-комиссары.

Администрация состояла из трех служб — английской, французской и объединенной. Первые две, возглавлявшиеся резидент-комиссарами, решали дела самостоятельно и имели собственный бюджет.

Загрузка...