Жанры
Наука, Образование
Стр. 1 из 114

ПРОЛОГ

Графство Валантейн 15 мая 1584 года

Равванский замок пал. Арвен смотрел на багровое зарево, охватившее весь юго-западный край неба, и смутная тревога терзала его сердце.

— Клянусь Богом! Я не хотел этого, — с досадой бросил он Палантиду, подъехавшему на взмыленной лошади.

— Северные ворота разбиты. Дорога свободна, — сказал капитан королевской гвардии, расстегивая шлем и вытирая окровавленной рукой пот со лба. — Это надо было сделать, сир. У вас не нашлось бы другого выхода.

— Вперед! — Арвен махнул железной перчаткой, и лучники хлынули на мост. — Возможно, теперь она все-таки спустится? Хотелось бы избежать резни.

— Едва ли, — покачал головой Палантид. — Думаю, сейчас это не в ее власти. Вальдред обезумел, — он обернулся в сторону подскакавшего к нему оруженосца. — Ну? Что там?

— Пал последний бастион! Гарнизон сдается! — задыхаясь от быстрой скачки, выкрикнул юноша. — Граф Валантейн укрылся с принцессой в башне и забаррикадировал вход.

— Черт! — сорвался Палантид. — Одному Богу известно, что с ней теперь будет!

— Это уже мое дело, — Арвен мрачно сдвинул брови, его пальцы стиснули рукоять меча.

Сражение шло на залитом кровью внутреннем дворе замка. Король в сопровождении Палантида проскакал под аркой разбитых ворот и остановился у подножия дозорной башни. Немногие верные графу Валантейну солдаты еще дрались на нижних этажах, в переходах и на лестницах последнего оплота обороны.

Арвен спешился и, опустив на лицо частую сетку забрала, Начал подниматься по узкому крутому коридору. Иногда ему приходилось прокладывать себе дорогу тяжелым боевым топором. В стрельчатые просветы окон он видел, как воины с красными королевскими значками на груди захватывали в кольцо и разоружали остатки гарнизона крепости.

Наконец дорогу Арвену преградила низкая, массивная дверь из мореного дуба.

— Здесь, — сказал Палантид, следовавший за королем по пятам. — Больше им некуда идти.

Несколько закованных в броню рыцарей уже пытались выломать замок ударами топоров.

— Прочь! — рявкнул Арвен. — Палантид, попробуй поговорить с ней. Может быть, она все-таки выйдет?

— Астин! Сестренка! — срывающимся голосом прокричал капитан. Все кончено! Выходите! Государь милостив.

В ответ не последовало ни единого звука.

— Арвен, надо ломать дверь, — свистящим шепотом взмолился рыцарь. — Может быть, ее уже нет в живых. Вальдред безумен.

— Отойдите! — король сделал знак воинам, и они пропустили его вперед. Арвен разбежался и со всей силы ударил плечом по упругим дубовым доскам, перехваченным толстыми медными пластинами. Раздался треск. Дверь, слетевшая с петель, рухнула на пол.

Перед Арвеном была небольшая комната под самой крышей. В глубине, прижавшись спиной к серой каменной стене, стояла женщина. Король не успел разглядеть, красива она или нет. Сейчас все его внимание сосредоточилось на противнике. Путь к желанной добыче преграждал высокий, широкоплечий рыцарь с обнаженным мечом в руке. После обмена первыми ударами Арвен оценил его, как опасного врага.

Пока король старался отклонить клинок Вальдреда, граф изловчился и нанес ему кинжалом удар в узкую щель между наплечником и кольчугой. От острой боли Арвен на мгновение разжал пальцы. Его меч со стуком упал на пол. Прежде чем король успел подхватить свое оружие левой рукой, Вальдред изогнулся, как кошка, и носком сапога отшвырнул клинок противника в сторону.

Женщина радостно вскрикнула.

Теперь Арвен был безоружен. Граф наступал, нанося удары с удвоенной силой. «Ах, ты так?!» Король отбросил все условности благородного поединка, которыми уже пренебрег его противник, и схватился обеими руками за лезвие меча Валантейна. Железные перчатки спасли его пальцы от ран. Арвен собрал силы и резко дернул клинок Вальдреда на себя. Вырванный у графа меч отлетел в угол комнаты.

Арвен не стал подбирать оружия и двинулся на Вальдреда с голыми руками. В глазах противника блеснул ужас. Прежде чем король успел сомкнуть руки на его шее, Валантейн был уже побежден — смертельный страх исказил красивое нервное лицо. Он без единого звука рухнул навзничь, придавленный к полу тяжестью закованного в броню гиганта. Арвен наступил врагу коленом на грудь и сорвал с него шлем. Граф лежал молча, подставив обнаженную шею под «удар милосердия».

— Не убивай его! — женщина, стоявшая у стены, метнулась к ногам победителя,

Арвен почувствовал, как отяжелела его правая рука, на которой повисла принцесса. Кинжал царапнул по полу в пяди от щеки Вальдреда.

— Оставь ему жизнь, — губы Астин дрожали. — Ведь у тебя есть моя! — Ее голос срывался, но в глазах горела обжигающая ненависть.

И снова король не понял: хороша она или нет. Он только мог поклясться, что никогда в жизни не встречал такого выразительного лица.

— Если бы победил он, не думаю, что вы стали бы просить за меня, леди, — сухо сказал Арвен. — Уведите его.

— Лучше бы ты меня убил, — прохрипел Вальдред, поднимаясь с пола.

Охранники грубо вытолкнули его за дверь. Палантид склонился над принцессой, чтобы помочь ей встать.

— Не надо плакать, Астин. Пойдем, — он попытался обнять сестру и поставить ее на ноги, но девушка с гневом оттолкнула протянутую руку.

— Предатель! — в ее голосе звучало безграничное презрение. — Как ты можешь помогать этому узурпатору?

— Этот «узурпатор» только что пощадил твоего любовника, — с укоризной произнес Палантид.

— Вальдред никогда не был моим любовником, — возразила Астин. — Тебе этого не понять. Не прикасайся ко мне. Я пойду сама.

Глядя вслед удаляющейся принцессе, за которой вниз по лестнице двинулось не менее двенадцати тяжело вооруженных воинов, Арвен думал, что сегодня заработал себе головную боль и не скоро от нее избавится.

* * *
Южные земли Фаррадского султаната. За год до описанных событий

Изъеденные ветром руины не видели человека много лет. Джаберы — люди песка — считали их безымянными. Но имя у города было, и скрюченный человек в рваной набедренной повязке знал его. Абуль-Гол — Город Мертвых — древняя столица Черной Земли.

Гостя звали Аль-Хазрад. Бритоголовый, с пальцами, потемневшими от чернил, он выглядел учеником писца или звездочета. Сидя на раскаленном песке, путник в сотый раз перелистывал ветхий манускрипт и с улыбкой думал, что, вопреки воле самого Аллаха, он добрался из дворцовой библиотеки Беназара сюда, в жаркое сердце пустыни.

Аль-Хазрад служил помощником главного «хранителя книжных сокровищ», так при султанском дворе именовалась должность библиотекаря. Его начальник и покровитель Рафиз ибн Фазим глубоко презирал придворных магов. «Они слишком заняты интригами, чтоб прикоснуться к истинной мудрости, — часто повторял он Аль-Хазраду. — Настоящие знания сохранились здесь, в великой библиотеке, и никто не знает, где она начинается, а где заканчивается». Выдолбленные в толще скал залы были заполнены кипарисовыми сундуками с рукописями. В них покоились книги Сабботеи, жуткие манускрипты Тифона на человеческой коже, и даже нечестивые сочинения рушалемских колдунов.

Загрузка...