Жанры
Наука, Образование

Любовные декорации

Фелиция Флакс

Рейтинг:


Оставить комментарий

Стр. 2 из 26

— Нет, — хлопнул по столу Девитт.

И вместе с этим хлопком, в унисон, раздался осторожный стук в дверь.

— Это Джемма, мистер Девитт.

Фрэнк мгновенно состроил серьезное лицо, до того уморительное, что Девитт фыркнул, еле сдерживая смех. Вошедшая с подносом в руках секретарь увидела своего босса с перекошенным ртом и раздувающимися ноздрями. Девушка слегка опешила, однако донесла поднос до журнального столика в целостности и сохранности.

За ее спиной Фрэнк сделал большие глаза и руками очертил в воздухе женскую фигуру. Девитт не сдержался и издал смешок.

— Что вы сказали, мистер Девитт? — мгновенно отреагировала секретарша на этот шипящий звук, вылетевший изо рта президента союза.

— Нет, ничего, — давясь и проклиная комика Фрэнка, сдавленно проговорил Марк. — Спасибо, мисс Торрел. Кофе мы разольем сами.

Джемма вежливо и заученно улыбнулась по очереди двум мужчинам и выплыла из кабинета.

— О, Джемма, — снова пропел Фрэнк, когда за ней закрылась дверь, и оба дружка расхохотались в голос.

— Я тебя когда-нибудь убью, Фрэнк, — пригрозил Девитт, протягивая руку к кофейнику.

— Ты думаешь, тебя это спасет? — ухмыльнулся Маршалл. — Я буду являться в качестве призрака, а это куда хуже, чем в реальности. Я ведь сквозь стены смогу тогда проходить. К тебе в постель…

— О, нет, — взмолился смеющийся Марк. — Оставайся-ка лучше реальным.

Он пригубил налитый кофе, и его тотчас перекосило.

— Опять? — сочувственно поинтересовался Фрэнк.

У Девитта, который не знал, то ли глотать кофе, то ли выплюнуть, нервно дернулась голова в ответ. Через пару мгновений он, нажав на коммутатор, взревел не своим голосом:

— Мисс Торрел, зайдите сюда!

Фрэнк, мерзко хихикая, поднялся:

— Пожалуй, я передумал пить кофе. У меня еще куча дел, пойду лучше поработаю.

— Предатель, — с чувством произнес Девитт.

Фрэнк столкнулся с Джеммой в дверях, обворожительно улыбнулся красотке и исчез. Как всегда — вовремя.

На Девитта уставились огромные синие глаза, опушенные загибающимися ресницами, настолько невинные, что у Марка пропало всякое желание закатывать скандал. Так бывало постоянно — стоило Джемме взглянуть на него своими ангельскими очами, как вся злость у него испарялась. И как ни пыжься, даже капельки гнева не удавалось нацедить, когда она смотрела на босса.

Мисс Джемма Торрел была его проклятием. Она явилась к нему нежданно-негаданно с просьбой взять ее секретаршей. У Марка не было вакансий, и ему не нужна была новая секретарша (их у него и без Джеммы имелось целых пять штук, не считая личного помощника и стенографистки), но, увидев ноги мисс Торрел, он изменил штатное расписание, добавив должность — офисный администратор.

Однако Джемма на деле выполняла совсем другую функцию — она была частью интерьера офиса президента. Красивым декоративным элементом, который встречал и провожал посетителей.

Таких ножек, какими обладала Джемма, не было ни у кого. Девитта буквально замкнуло, когда он впервые увидел тонюсенькие кукольные лодыжки и аккуратные круглые коленки, обтянутые прозрачными кремовыми чулочками. Он никогда не страдал по женским ногам и восхищался ими лишь как хладнокровный эстет, однако ножки мисс Торрел делали его дураком.

А ее глаза? Синеющие прохладные колодцы, в которых он неоднократно тонул и спасался лишь чудом. А волосы? Золотые! Иного и слова не подберешь, переливаются и волнуются при каждом движении, густые и волнистые. И мягкие… наверное. Жаль, проверить это ему субординация не позволяет.

Джемма напоминала фарфоровую куколку и светлым прелестным личиком, и ладной соблазнительной фигуркой, и… абсолютно пустой головой. Но Девитт взял бы мисс Торрел на работу даже в том случае, если бы у нее коэффициент интеллекта был отрицательным. Впрочем, здесь он не намного ошибся: как оказалось, пресловутый коэффициент умственных способностей Джеммы был максимально приближен к нулю.

Девитту завидовали все мужчины, когда он появлялся с очаровательной Джеммой на различного рода мероприятиях. Брал он ее исключительно из декоративных соображений. А еще — в качестве щита от алчных хищниц. Как один из самых завидных холостяков, он знал, что на него постоянно ведется охота, кругом расставлены хитроумные силки и беспощадные капканы. Присутствие же рядом с ним столь красивой молодой особы отбивало желание у многих леди невзначай «познакомиться» с ним.

Ему приписывали особые «отношения» с прекрасной секретаршей. И он не спешил их развенчивать. Далее наоборот, иногда провоцировал появление новых сплетен, если старые вдруг затухали. Пусть все так и думают. И ему спокойнее, и Джемме никто лишний раз досаждать не будет: быть любовницей Марка Девитта — это почетная и уважаемая должность.

В реальности же отсутствие ума у мисс Торрел гасило все сексуальные порывы Девитта — он предпочитал умных женщин. Даже в постели. И Джемма могла не опасаться, что в один прекрасный день любвеобильный босс сделает ей специфическое «предложение». Пустые женские головки его не возбуждали, как бы ни были прекрасны тела, к которым они оказывались приставленными.

И никто на всем белом свете не знал, как жестоко поплатился мистер Марк Девитт, приняв на работу безмозглую, но прекрасную мисс Торрел.

Джемма постоянно все путала, забывала, часто что-то разбивала, роняла, пару раз едва не выбросила в мусор важные подписанные контракты, решив вместо уборщицы прибраться на столе босса. В ее вакуумной головке многочисленные имена часто приставлялись к чужим фамилиям. Фамилии путались с названиями газет и компаний. И назвать владельца крупнейшей торговой сети «Паблик-Лайн» Николаса Керста мистером Пабликлайном для нее было вполне естественным.

Но самая главная беда — кофе. Нет, он не был отвратительным. Как раз наоборот — Джемма умела варить восхитительный кофе. Беда была в другом: мисс Торрел путала сахар с солью…

Но Девитт все ей прощал, потому что таких ножек, как у мисс Торрел, больше не было ни у кого…

Однако в этот раз Джемма переплюнула саму себя.

— Мисс Торрел, — начал Марк, нервно вертя в руках шариковую ручку. — Откуда у вас сода?

— Сода? — Реснички мисс Торрел запорхали как крылышки бабочки. — Какая сода, мистер Девитт?

— Обычная сода, мисс Торрел, которую вы насыпали в кофейник.

— Я не сыпала соду в кофейник, мистер Девитт, — удивленно проговорила Джемма. — Я положила туда семь ложек сахара, как всегда.

— Всегда была соль, а сегодня сода. — Марк говорил тихо, потому что боялся, что захохочет.

Очень громко и очень страшно. То есть, у него начнется истерика. Сначала через пень колоду составленный отчет отдела маркетинга, потом злобная карикатура, а теперь вот — сода. Нервы у кого угодно не выдержат.

Загрузка...