Жанры
Наука, Образование

Приемыш. Противостояние (СИ)

Геннадий Ищенко

Рейтинг:


Оставить комментарий

Стр. 1 из 211
(Окончательный вариант)
Ищенко Геннадий

Глава 1

— Моя королева, с вами хочет говорить посланник короля Сандера! — почтительно доложил Мар. — Гарш Рейл граф Дари прибыл в столицу сегодня утром и сразу же подал прошение об аудиенции.

— И где он? — спросила Ирина. — В приемной?

— Нет, моя королева, его светлость господин канцлер пригласил его к себе для беседы. Там он и дожидается вашего решения. Господину канцлеру показалось опасным…

— Довольно, Мар, я все поняла. Я ценю заботу герцога о своей персоне, но в данном случае это лишнее. Распорядитесь, чтобы графа доставили в мой кабинет.

Прежде, чем секретарь оповестил ее о приходе посланника, к Ирине наведался канцлер.

— Разумно ли принимать графа так, как он просит, — с глазу на глаз? — с порога сказал Лен. — Я, конечно, сомневаюсь, что Сандер решиться с тобой расправиться с помощью своего посланника, но что‑то мне неспокойно…

— Я не маленькая наивная девочка и приму меры предосторожности. Если он просит о личном свидании, значит, есть причины. Мы с вами хотели прояснить позицию Сандера, вот и проясним. Он вам что‑нибудь рассказал?

— Обычный светский треп, ничего важного.

— Ну а мне, похоже, скажет. Не будем это дело затягивать. Давайте сюда графа, а сами побудьте где‑нибудь поблизости, только не в приемной. Не стоит показывать посланнику Сандера, какое значение мы придаем его визиту. Уйдет, мы с вами сразу же и поговорим.

Граф Рейл оказался мужчиной лет пятидесяти с располагающей внешностью и безупречными манерами. Он почтительно подал ей письмо своего короля и тут же отступил назад.

— Мне не совсем понятны мотивы короля Сандера, которыми он руководствовался, посылая вас сюда, — сказала графу Ирина, прочитав письмо. — В письме об этом не сказано ни слова. Только общие рассуждения о налаживании добрососедских отношений. Не совсем понятно, что ему мешало их налаживать с моим посланником, вместо того, чтобы посылать к нему убийц. Не боитесь, что мы можем ответить тем же?

— Если бы боялся, вряд ли приехал бы сюда, ваше величество, — ответил граф. — Я не могу порицать или оправдывать моего короля, я вообще не могу давать оценку его действиям. Но мне кажется, что короли должны заботиться о благе своего королевства так, как они его понимают, учитывая при этом внешние обстоятельства. Если поведение короля Сандера резко изменилось, возможно, это связано с изменением этих обстоятельств. Наверное, вы его лучше поймете, если прочтете это.

С той же почтительностью граф положил на стол перед королевой еще одно письмо и сделал несколько шагов назад.

— Присядьте, граф, — велела Ирина, надрывая конверт. — Письмо толстое, так что нечего вам стоять столбом посреди кабинета. Берите стул и садитесь.

По мере того, как девушка читала письмо, ее лицо все больше бледнело. Дочитав его до конца, она взяла вложенный в письмо тонкий лист, видимо, аккуратно вырезанный из какой‑то старой книги и прочла так же его.

— Вы знаете, что в этом письме? — спросила она графа.

— Король мне в общих чертах рассказал, — кивнул тот. — Теперь вам понятно, почему мы прекратили все враждебные действия в отношении Тессона? Король Сандер обещает не вмешиваться в ваши дела и при необходимости оказать всю возможную помощь в борьбе с Урнаем.

— Хорошо, граф, я довольна. Вы намереваетесь открывать свое представительство?

— Да, ваше величество, мне выделены необходимые средства.

— Прощайте, граф, желаю вам хорошо устроиться в нашей столице. Письмо с ответом для вашего короля я передам позже.

— Ну и что? — спросил канцлер заходя в кабинет через пару минут после ухода посланника. — Что с тобой, Рина? Ты вся белая как мел!

— Он все знал! Этот сволочной, Сандер, знал, что моего мужа должны убить и ждал этого, чтобы окончательно проверить я это или не я! А теперь присылает посланника и пишет о добрососедстве! Знали бы вы, чего мне стоило не бросить это письмо в лицо графу!

— Если честно, ничего не понял! — сказал канцлер. — Ты можешь объяснить, в чем дело?

— Прочтите письмо.

Несколько минут, пока Лен читал письмо Сандера, она сидела в кресле, кусая губы, потом не выдержала, вскочила и начала нервно ходить по кабинету.

— Все прочитали? Теперь возьмите на столе лист первой части этого гадского пророчества. Теперь поняли? Он прочитал эту галиматью, испугался и решил на время затаиться и проверить все до конца! Сволочь! Причем прислал только первую часть, а вторую сжег! Это по его словам сжег, на самом деле наверняка оставил себе! Он, видите ли, печется обо мне! Человек не должен знать своей судьбы! Ну не гад?

— Гор, значит. Где‑то я читал о его пророчествах, но самих текстов у нас никогда не было. Книга очень старая, еще с побережья, наверное, ее просто не сохранили. А почему ты говоришь, что это галиматья? Кроме имени, все сходится один в один.

— Потому что я в это не верю!

— А на Сандера тогда чего злишься? Ну предупредил бы он тебя, и что дальше? Об опасности для вас обоих ты и так знала, а в пророчество не веришь. Да и не знал он ничего конкретно, ни времени, ни места. Нет там ничего такого, разве что намек на исполнителей.

— Где там этот намек?

— Да вот написано, что служители бога твоим же оружием…

— Да, верно, я это как‑то пропустила. Все равно сволочь!

— Типично женское рассуждение. А ты не просто женщина, ты королева. Что думаешь написать Сандеру?

— Напишу то, что думаю. Не принять его предложение — глупость, но он сам как был для меня мерзавцем, так и остался. Думаю, от героини пророчества он такие слова переживет, тем более что заслужил целиком и полностью!

— Надо будет поискать текст этого пророчества в библиотеках Талимы и Сантиллы, да и у герцогов поспрашивать.

— Не нужно! Во–первых, они могут догадаться, а обо мне ко всем прочим добавится еще один слух. А, во–вторых, почитайте внимательно, что он пишет. Вот, — она взяла в руки письмо. — Дважды в истории кайнов предпринимались попытки вмешаться в сбывающееся пророчество, и оба раза это привело к гораздо худшим последствиям, чем те, которые были предначертаны. Поэтому я считаю, что вам не стоит видеть вторую часть и придаю ее огню!

— Ты же в это не веришь?

— Я в это не хочу верить. Но если этот Гор каким‑то образом сумел заглянуть на пятьсот лет в будущее, то для меня это ничего не меняет. Это не он мне диктует, как поступать, а рассказывает другим о том, как я поступлю сама! Чувствуете разницу? А мне его писанину лучше не видеть. Мало того что все довольно заумно написано и становится полностью понятным только тогда, когда уже исполнилось, так я еще каждый раз, прежде чем что‑то сделать, буду сверяться с написанным и искать в нем скрытый смысл! На фига мне это надо? В этом Сандер прав: можно такого наворотить… Уж лучше я буду думать своей собственной головой без оглядки на древние тексты.

Загрузка...