Жанры
Наука, Образование

Дети иного мира 2

Юлия Шолох

Рейтинг:


Оставить комментарий

Стр. 1 из 16

Шолох Юлия
Дети иного мира 2

Наконец-то выдался свободный от работы день. Прямо с утра он оделся потеплее и прихватив лыжи, отправился в лес. За границей города сразу встал на них, вздохнул полной грудью и, оттолкнувшись палками, покатился по накатанной лыжне.

Вокруг царила белоснежная тишина и свежий морозный воздух. Человек катил по лыжне через поле до железнодорожной насыпи, а потом остановился и подумав, свернул с нее в сторону леса. Впереди раскинулась нетронутая равнина, но он знал, что здесь совершенно ровная местность, так что под снегом не скрывается ничего опасного.

Он пересек рельсы и пока отправился вдоль насыпи. Отталкивался посильнее, с удовольствием ощущая, как разминаются застоявшиеся без физических нагрузок мышцы — возможность покататься выпадала гораздо реже, чем ему бы хотелось.

Вдруг руки сами собой замерли, а лыжи остановились. Впереди, на чистой ровной поверхности ближайшего сугроба виднелись четкие следы человеческих босых ног. Они начинались прямо у насыпи и вели в сторону леса. Пару минут человек изумленно разглядывал их, подозревая, что это чей-то розыгрыш. Но чей? Никто не знал, что он собирается сегодня кататься. А даже если бы знали — как смогли предугадать его маршрут?

Ничего внятного не решив, человек развернулся и осторожно покатил вдоль цепочки следов. Потом прибавил ходу. И еще быстрее…

Он знал что там, за редкой полосой деревьев лежит большое болото. Следы по прямой направлялись именно в ту сторону. Мимо пронеслись деревья… Потом под левой лыжей вдруг хрустнул тонкий лед и сквозь трещину наружу полезла густая коричневая жижа. Он быстро остановился, зима только началась и земля промерзла недостаточно, так что дальше ехать совсем небезопасно.

А вот следы спокойно шли дальше… И через несколько метров просто исчезли, как будто просачивались внутрь.


Обеденное солнце золотило верхушки сугробов. На редкость чудесный зимний день, удивительно подходящий для покоя и медитации. Жаль, что не всем есть до этого дело…

— Эй, — неуверенно прошелестело над гранитными глыбами, верхушки которых вызывающе торчали из толстого слоя снега. — Слюда…

Тишина. Покой. Неподвижность.

— Слюда… Выгляни… У нас важные новости. Фьорда тебя звала!

Полупрозрачный силуэт медленно опустился на снежный наст и замер.

Молчание. Пустота.

— Пожалуйста, — жалко зашептала Летящая, неуверенно оглядываясь. — Она не знает, что делать…

Молчание.

Расплывчатая, будто стеклянная фигурка неловко уселась на один из булыжников с более-менее ровным верхом. Глубоко вздохнула.

— Лайра вернулась…

Прямо перед ней фонтаном взметнулся столб снежной пыли. Водоворот каменной крошки собрался в образ сестры, Слюда с интересом покосилась на Летящую.

— Фьорда настаивала, чтобы тебя обязательно привели. Пошли, а?.. Она совсем растерянна, не знает, что делать, а Полынь спит. Пошли. Пожалуйста.

— Лайра была у городских? — уверено спросила Слюда, не столько желая получить ответ, сколько просто убедиться в своей правоте.

— Да… — Летящая опустила голову низко-низко. — Ты оказалась права, Фьорда извиняется. Пошли, а?..

Слюда усмехнулась.

— Не пойду.

— Но как? — на Летящую было жалко смотреть, как жалко смотреть на безвинно наказанного ребенка.

— А так! Хочет поговорить — пусть тогда сама приходит, а не присылает тебя!

Полупрозрачная девушка оторопело хлопала глазами, но Слюда уже исчезла, растворившись в камне и только ветер дул высоко над безлюдной вершиной.


Дома…

Какое двоякое чувство. С одной стороны — все до боли знакомо. Даже предсказуемо. Плотность воды, состав торфяного слоя, концентрация газа глубоко в недрах. А с другой — настолько странно, что привыкать, похоже, придется заново.

Лайра дрейфовала практически на поверхности. Наверное, следовало позвать сестер и сообщить, что она вернулась и все в относительном порядке. Но прямо сейчас не хотелось отвлекаться от повторного изучения дома. Объявить о возвращении можно и чуть позже.

Странным образом картины прежней жизни на этом месте перемешались с воспоминаниями о недавнем времени. Колыхаясь вместе с тяжелой мерзлой жижей, Лайра заново переживала плывущие перед глазами видения.


Она поймала в воздухе вкусный запах незнакомого по составу торфа. Пришла по его следу до железнодорожной насыпи и остановилась, пытаясь понять, откуда он здесь взялся. Зачем кому-то понадобилось везти сюда практически неотличимый от местного болота слой земли и рассыпать вдоль насыпи?

Когда вскоре по рельсам затарахтел поезд, Лайра даже в сторону не отошла, и зеркалить взгляды тоже не стала — ну гуляет девушка по лесу и что здесь необычного?

Даже неожиданное торможение состава ничего кроме удивления не вызвало. Как и когда напало оцепенение, которое не позволило двигаться, тоже не удалось припомнить — просто перед глазами все расплылось и возник незнакомый человек с блестящим, похожим на стеганое одеяло куском ткани в руках, которым быстро ее окутал и Лайра не смогла сделать ровным счетом ничего, даже закричать.

Она всегда была самой тихой и спокойной из всех террий. Потому не стала тратить силы на бесполезные попытки выпутаться из странной ткани, тем более тело не слушалось. Она просто устроилась поудобнее и неожиданно уснула, хотя последняя промелькнувшая в голове мысль вряд ли могла способствовать здоровому сну. Матушка говорила, нет ничего, способного удержать террию. Похоже, она ошибалась.

В общем, этот сон никак нельзя было считать нормальным. Слишком уж длительным и крепким он был, но Лайра над этим не задумывалась. Не до того было… Когда неожиданный сон резко рассеялся, а тканая преграда разошлась в стороны, перед ней возникло зрелище, о котором вне всяких сомнений следовало подумать незамедлительно.

Длинное полутемное помещение, практически всю площадь которого занимал большой бассейн. Приторный запах от наполняющей бассейн темной воды, тот же самый, что приманил Лайру к насыпи. Вместо крыши — высокий купол из прозрачных пластин, за ним — ночное звездное небо. Но это ладно — вещи они и есть просто вещи. Но в данный момент это был лишь фон, а главным объектом являлся стоящий прямо напротив незнакомый молодой человек. Вернее, именно тот человек, который поймал ее у поезда. Рассматривать незнакомца Лайра не стала, достаточно было глаз — черные, глубокие, практически бесконечные.

— Ты только не пугайся, — осторожно сказал он, стараясь не шевелиться. — Я тебя не обижу. Так получилось, что нам нужно пообщаться, а как можно общаться, когда одна из сторон все время норовит исчезнуть? Ты главное помни — тебе здесь ничто и никто не угрожает. Давай лучше познакомимся? Меня зовут Тони.

Загрузка...