Жанры
Наука, Образование

Одержимые страстью

Кэмерон Доки

Рейтинг:


Оставить комментарий

Стр. 1 из 29

Глава 1

«Любит. Не любит. Любит. Не любит. Любит…»

— Прю, чем ты там занимаешься?

Прюденс Холлиуэл обернулась, услышав голос своей средней сестры Пайпер, и рассыпала по полу гостиной лепестки ромашки. Она быстро подхватила вазу, в которой стоял букет, и вскочила на ноги. Теперь оставалось только отнести цветы на кухню и выбросить их.

— Пайпер, — произнесла Прюденс, обходя сестру, загородившую проход. — Посмотри, как я выгляжу!

Пайпер Холлиуэл рассмеялась и зацокала каблучками по полу. На ней было облегающее платье из темно-синего шелка. В ушах сверкали яркие сережки.

Вечером сестры Холлиуэл собирались на торжественный ужин. Не хватало только младшей сестры Фиби. Собственно говоря, именно она все это затеяла.

— О нет! — воскликнула Пайпер, поймав рассерженный взгляд сестры. — Я-то тут при чем? И не говори, что я тебя вспугнула. Ты стала копией Фиби. Совсем опускаешься. Обрываешь лепестки. Что тебе сделали бедные цветочки?

Прю улыбнулась в ответ, почувствовав, что досада проходит. Когда Пайпер сердилась, она походила на кролика, выставляющего зубы. А вообще-то сестра права. Странное поведение Прю не поддавалось никаким объяснениям.

«Все оттого, что я стала поддаваться своим порывам», — подумала Прюденс, поставив вазу обратно на стол и опускаясь на колени, чтобы собрать лепестки.

На самом деле она ничем не могла объяснить внезапную причуду, заставившую ее погадать на цветах, чтобы определить, любят ли ее, хотя знала, что любви-то в данный момент у нее не было. Несмотря на различный темперамент и жизненные цели сестер, относительно амурных дел им одинаково не везло. У всех троих отношения с мужчинами не клеились.

Однако у них было и что-то общее. Сестры обладали черными волосами и высокими скулами. И все они являлись ведьмами, хотя и с разными способностями. Прю владела телекинезом, Пайпер могла останавливать время, а Фиби с помощью астральной проекции заглядывала в прошлое и будущее. Сестры Холлиуэл были Зачарованными. Обретя свою силу, Силу Трех, они стали самыми могущественными из добрых ведьм. Но у медали нашлась оборотная сторона. За ними стали охотиться колдуны, демоны и прочая нечисть, появлявшаяся в Сан-Франциско.

И с тех пор Прюденс не могла доверять ни одному мужчине. А значит, стало весьма трудно найти настоящую любовь.

Пайпер тоже опустилась на колени и стала собирать лепестки, не подумав о том, что они могут пристать к ее новому шелковому платью. Помогать другим давно вошло у нее в привычку.

— Ты так и не объяснила, зачем их замучила, — напомнила Пайпер.

— Тут некого мучить, — ответила Прю ледяным тоном.

— Да, верно, — произнесла Пайпер. — Тогда кто же забросал бабушкин любимый ковер лепестками?

— Просто я… решала одну важную проблему, — ответила Прюденс.

Пайпер прищелкнула языком.

— Хорошенькое объяснение. И очень понятное.

Прю кинула в сестру собранными лепестками.

— Только не на платье! — воскликнула та, стряхивая белые лепестки. — Не вымещай свои проблемы на моем шелке!

— Мои глубочайшие извинения, — произнесла Прю.

Пайпер сдвинула брови.

— Кстати, могу кое-что посоветовать.

— Что же? — Прю глупо ухмыльнулась.

— Прежде чем гадать, любит он или не любит, найди его! — сказала Пайпер.

«В самую точку», — подумала Прюденс. В данный момент «его» у нее как раз не было.

— И с каких пор ты такая находчивая? — спросила она.

— С рождения, — ответила Пайпер просто. — Такому не научишься.

Прю высыпала лепестки на стол, затем села на пол и привалилась спиной к кушетке.

— Пайпер, — сказала она задумчиво. — Не размышляешь ли ты о том, как протекала бы наша жизнь, не будь мы Зачарованными?

Пайпер секунду помолчала, затем тоже высыпала лепестки на стол и села рядом с сестрой.

— Иногда, — призналась она. — Но что толку? Нам нет пути назад. — И, помолчав, добавила: — А кроме того, мы всю жизнь были Зачарованными, только не знали об этом.

Пайпер посмотрела на сестру искоса и спросила, указав на лепестки:

— Может, ты поэтому и гадала?

— Может быть, — ответила Прюденс.

Первой семейную тайну Зачарованных раскрыла младшая из сестер, Фиби. Почти сразу же после того, как все трое собрались в особняке Холлиуэлов — старинном здании, построенном в викторианском стиле.

Иногда Прюденс отказывалась верить в происходящее. Она подумывала, что проснется одним прекрасным утром и увидит, что все идет по-прежнему, что все они стали обычными девчонками.

Но ничего подобного не происходило. Для того чтобы убедиться в неизменности их предназначения, стоило только подняться по лестнице на чердак и открыть «Книгу Теней». В свое время ее отыскала Фиби и, прочтя одно из записанных там заклинаний, пробудила скрытые силы трех сестер.

Следует заметить, что «Книга Теней» содержала не только заклинания и заговоры, но и историю рода Холлиуэл. И именно из нее Зачарованные узнавали о злых силах, с которыми им предстояло сражаться.

Все трое понимали, что могут использовать свои силы лишь для одной цели — борьбы со злом и защиты невинных.

А борьба совсем не способствовала общению с мужчинами.

— Мне все время кажется, будто я на фронте, — попробовала объяснить Прюденс. — Даже в самых простых ситуациях.

— Разве встречаться с парнями так сложно? — спросила Пайпер.

— Ты знаешь, о чем я, — улыбнулась Прю. — Встречаясь с парнями, я испытываю вину, потому что не могу быть с ними откровенной. То есть для ведьмы не слишком удобно ходить на первое свидание.

Лицо Пайпер сделалось ехидным.

— Не говоря уже обо всем остальном.

Прю ухмыльнулась и кинула в нее одной из лежавших на кушетке подушек. Пайпер швырнула ей в ответ лепестками, потом перехватила ее руки и крикнула:

— Перемирие!

В прихожей хлопнула дверь, и сестры обернулись.

— Я пришла! — донесся издалека голос Фиби. А вскоре и она сама впорхнула в комнату, внеся с собой поток холодного октябрьского ветра. Ее щеки пылали, а темно-карие глаза так и сверкали.

— Девчонки, только послушайте, что я скажу! — воскликнула она.

Прюденс бросила взгляд на часы. Уже прошло лишних двадцать минут. Вполне достаточно, чтобы заказанный столик отдали кому-то еще. Но если уж Фиби так взвинчена, то с ней ничего не поделаешь.

— Так что же ты скажешь? — спросила Прюденс.

Фиби сбросила плащ, кинула его на кушетку и плюхнулась рядом с Пайпер.

— А вот что! — воскликнула младшая сестра, помахав в воздухе какой-то бумажкой и припечатав ее к коленке Прю.

— «Проклят ли Русский холм? Автор Фиби Холлиуэл», — прочла та вслух и посмотрела на сестру. — Что ты еще придумала, Фиби?

Загрузка...