Жанры
Наука, Образование
Стр. 1 из 148

БОРИС ПОРФИРЬЕВ
ЧЕМПИОНЫ

РОМАН

*******

Художник Б. М. КОСУЛЬНИКОВ

Издание третье

КИРОВ

ВОЛГО-ВЯТСКОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО - КИРОВСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ - 1989


1



Если бы кто-нибудь сказал Никите, что Дуся в Петрограде, он принял бы такого человека за сумасшедшего. Откуда ей здесь взяться? Живёт себе в Вятке у старого Макара как у Христа за пазухой...

Никите даже в голову не приходило написать дяде Макару письмо — он их в жизни не писал. Было время — посылал ему деньги. А сейчас что пошлёшь? Солдат — это не чемпион-борец...

Если честно признаться, Никита почти и не вспоминал ни о Макаре, ни о Дусе. О ком он часто думал, так это о Коверзневе— очень уж хотелось узнать о судьбе своего учителя и тренера. Но сколько Никита ни старался, он не мог разыскать друзей Коверзнева: ни Нину Верзилину, ни художника Безака; даже борцов он не встречал в Петрограде. Правда, оставался ещё хозяин цирка «Гладиатор» — Джан-Темиров. Это на его деньги Никита выступал в цирках Испании. Но и Джан-Темиров словно в воду канул.

Однако чем дальше, тем больше Никите недоставало Коверзнева. Если прежде ему хотелось разделить с учителем радость и восторг и сказать ему, что и он, Никита, делал революцию,— то со временем Коверзнев стал ему необходим как советчик.

Угар, который Никита испытывал в первые дни революции, неожиданно начал улетучиваться. Ликование и восторг сменялись беспокойством и неудовлетворённостью.

Казалось, от того, что было обещано, остался лишь красный бант на шинели. Офицеры, ещё недавно здоровавшиеся за руку, стали снова покрикивать.

А один раз на Литейном незнакомый штабс-капитан заставил Никиту трижды пройтись строевым шагом и приветствовать его; да ещё чуть-чуть не отхлестал по щекам перчатками, и отхлестал бы, если бы не атлетическая фигура Никиты... И барин так же, как при царе, пёр на тебя по Невскому, считая, что ты, а не он должен уступить дорогу. И дворник так же ломал шапку перед барином. И те же мордастые и усатые жандармы стояли на перекрёстках.

Но больше всего удивляли старые призывы продолжать войну. Зачем? Ведь и революцию-то совершали, чтобы покончить с войной...

Был бы Коверзнев, он бы объяснил это Никите. Он-то уж знает всё, он не просто учитель и старший друг, но и самый умный человек.

Но нет Коверзнева. Никто не поможет разобраться Никите в том, что он ежедневно слышит на митингах.

Ох, сколько развелось ораторов. А так ли всё, как они говорят? Не получается ли на словах одно, а на деле другое?..

Вот и сегодня этот очкастый говорит складно, но Никита с ним не согласен.

Толпа перед Казанским собором большая; слушают по-разному.

— Мы сейчас все равны! — кричит оратор. — И поэтому тем более должны защищать равенство, братство и свободу!

— А равны ли? — выкрикнула девушка, стоящая недалеко от Никиты.

— Не любо — не слушай, а врать не мешай, — огрызнулся на неё солдат с русой бородой в колечко.

— Вот и правильно сказал! — подхватила его слова девушка.— Только почему мы с тобой должны слушать враки?

— Граждане свободной России!.. — звонко перекрыл их стычку оратор.

— Нет, давайте разберёмся, равны ли мы! — снова перебила его девушка. Растолкав толпу, она вскочила на возвышение рядом с оратором и, отстраняя его рукой, заговорила:— Вот ты, солдат, скажи, сколько у тебя десятин земли? А? А вот у него? — она показала рукой на другого солдата.

— Это демагогия! — закричал оратор. — Одна из заповедей свершившейся революции — передать землю крестьянам!

— А сколько времени прошло? — торопливо сказала девушка.— Немало! А почему мужик по-прежнему без земли?

«Правильно, — с удивлением подумал Никита, — почему без земли?»

— Вопрос о земле решит Учредительное собрание! — надрываясь, крикнул очкастый.

«И это правильно, — подумал Никита. — Надо всё организованно, голосованием. Для того и революцию делали».

— Нет, товарищи! — подалась вперёд девушка. — Если бы правительство заботилось об интересах русского мужика, оно передало бы ему землю сразу же. А оно не заинтересовано в этом, потому что в нём сидят помещики и капиталисты... В нашей стране каждый землевладелец в среднем имеет 2000 десятин земли, и 300 крестьянских семей имеют тоже 2000 десятин. Вот и получается, что 300 крестьян должны ждать «добровольного» согласия одного помещика. Как, справедливо это?

«Несправедливо», — подумал Никита.

— Несправедливо! Несправедливо! — закричали в толпе.

— Правильно, товарищи! — уверенно и веско сказала девушка—И потому, пока во главе нашего народа стоит правительство из помещиков и капиталистов, мы не должны давать ему никакой поддержки... Вот этот господин, — она кивнула на оратора,— призывает вас к продолжению войны...

— Я не господин! — закричал очкастый. — Я прошёл через тюрьмы и каторгу!

— ...Призывает вас к продолжению войны! — повторила девушка.— Он сказал, что в ноте от 18 апреля Временное правительство заявляет о всенародном стремлении довести мировую войну до победы. А нужно это сделать, говорит он, потому, что у нас есть обязательство перед союзниками, то есть договоры с ними. Ну, а кто заключал договоры с союзниками, то есть с французскими и английскими миллиардерами? Кто? Царь, Распутин, царская шайка! Так почему же эти договоры должны быть святыней для нас с вами?..

«Действительно, почему?» — подумал Никита.

— Святыней они являются лишь для Милюкова, который направил «союзникам» ноту. А «святыня» они для него потому, что и Милюков, и Гучков, и Терещенко, и Коновалов — все они представители капиталистов. Капиталистов, которым нужны захваты чужих земель. Мы же с вами понимаем, что интересы русских капиталистов такие же, как интересы французских и английских. Нет, товарищи, — взмахнула рукой девушка, — мы не желаем умирать во имя тайных договоров, заключённых Николаем и остающихся священными для Милюкова! Большевики требуют: опубликуйте эти тайные договоры, пусть народ увидит, есть ли смысл их держаться!

— Правильно! — закричала толпа.

— Нельзя быть предателями! Союзники честно проливали кровь!

— Товарищи! — подняла руку девушка.

— Она немецкая шпионка! — истерично завопил человек в студенческой фуражке. — Она хочет предать Россию! Открыть ворота немцам!

Загрузка...